Странник

Комната была рассчитана на то, чтобы выдержать огромную температуру и любые попытки вторгнуться извне, потому что в ней Джордж хранил наиболее ценные и дорогие книги, свитки и раритеты.

Коннелл осторожно пробирался вперед, мягко ступая в своих старых кроссовках. Он вытащил гаеч­ный ключ. В темноте белели его зубы, а губы каза­лись черными.

Небольшой луч света освещал заднюю часть ма­газина. Загляйув в дверной проем, Коннелл увидел над полом маленькую переносную лампу. Джулио стоял у двери сейфа, не спеша поворачивая цифро­вой кодовый замок. В полной тишине Коннелл слы­шал щелчки замка. У ног мужчины в темной одежде стояла квадратная красная канистра с бензином. Теперь надо было отыскать Фокса.

Коннелл услышал, как Джулио вздохнул с об­легчением и убрал в карман блокнот. Блестящая ручка сейфа повернулась. Огромная стальная дверь начала открываться. Джулио наклонился, чтобы взять канистру, и именно в этот момент Коннелл обру­шил на его голову гаечный ключ, просвистевший в воздухе.

Металл пробил кость с ужасным звуком, и Джу­лио, истекая кровью, упал на ковер. Не обращая на него внимания, Коннелл прошел внутрь комнаты, освещая себе путь переносной лампой.

Вся комната, была уставлена полками. Коннелл почти сразу нашел то, что искал. Две огромные, прочные картонные коробки, перевязанные верев­ками. Они были помечены грифом «Иешуанцы». И когда он осторожно поднял одну из них, то увидел- в ней свитки древних папирусов и фрагменты на шелковых лентах. Прихватив драгоценные докумен­ты, он прошел мимо Джулио, все еще лежавшего на полу. Темная липкая лужа залила ковер вокруг его головы, дыхание, похожее на храп очень старого человека, с хрипом вырывалось изо рта.

Коннелл задержался на мгновение у входной двери. Вокруг никого не было. Он вышел на улицу, поспешно направляясь к своей машине. «Ягуар» сто­ял там, где он его оставил. Он поставил одну из коробок на асфальт и открыл заднюю дверь. Когда коробки уже были в машине, послышался неожи­данный мощный рев мотора и визг тормозов. Из темной подворотни вылетел «ситроен». Лицо Фокса, сидевшего за рулем, было искажено яростью. Тут же фары «ситроена» ярко вспыхнули, держа Коннелла в своем свете, как кролика в фермерском загоне.

Не раздумывая, он прыгнул в машину, хлопнув дверью, как раз в тот момент, когда Фокс на «сит­роене» врезался в бок его «ягуара».