Странник

—   Но все же пусть они получат тексты.

—   Нет.

—   Но почему? — плача, воскликнула Джулиана.

—   Потому, что они — истина! Это рассказ о том, как все было на самом деле. Мир все это время жил во лжи. И теперь он должен узнать правду.

Она замолчала. Старая машина со свистом не­слась сквозь ночь к оранжевому сиянию, стоявшему над городом.

—   Тебя ранили? — спросил Коннелл.

—    Они сломали мне ногу, — ответила она так тихо, что он едва услышал ее. — Не бери меня с собой в Оксфорд, Фрэнк.

—    Нет, — сказал он. — Я не возьму тебя. Мы будем проезжать больницу, я оставлю тебя там.

Аварийные знаки скорой помощи ярко светились над больницей красными и белыми огнями. Через окно Джулиана увидела медсестру в регистратуре приемного отделения.

—   Я должен добраться до них до того, как они получат тексты, — решительно сказал он, помогая ей выбраться из машины и провожая к дверям боль­ницы.

Через мгновение «ягуар», пробуксовав, рванулся вперед.

По пустому шоссе он въехал в город. Было далеко за полночь. Улицы были почти пусты, если не счи­тать тех одиноких пьяниц, которые брели к своим домам. Коннелл свернул налево, туда, где мостовая была разлинована для парковки машин. Подъехав вплотную к углу улицы, возле магазина Джорджа, он остановился.

Фрэнк вышел из машины, пряча под халатом гаечный ключ. Спускаясь по узкой улице, он ози­рался по сторонам, стараясь отыскать «ситроен», но так и не увидел его.

Он стоял напротив магазина. Витрины его были заставлены антикварными томами в кожаных пере­плетах с золотым тиснением. «Джордж Эйберкромби — продавец антикварных книг», — гласила над­пись на медной табличке, вывешенной на витрине. Джордж, который больше никогда сюда не войдет…

Магазин не был освещен. Коннелл посмотрел по сторонам улицы, но все было тихо. Он нажал на ручку двери, и она беззвучно подалась — петли были хорошо смазаны. Фрэнк проскользнул внутрь, прикрыв ее за собой также тихо.

В воздухе чем-то пахло, чем-то инородным, чуж­дым аромату кожи и хорошей бумаги. Грубый совре­менный запах перебивал дыхание старины. Бензин.

Сейф находился в глубине здания, в маленькой комнате с тяжелой огнеупорной дверью.