Странник

—    Пожалуйста, полицию.

—   Откуда вы говорите?

Она собралась с силами, но в этот момент весь ее мир разлетелся на куски, на тысячи мелких ос­колков, под сопровождение ужасного грохота. Журнальный столик и телефон были вдребезги раз­биты, в руках у нее осталась бесполезная теперь трубка. Фокс смотрел на нее сверху вниз, едва сдер­живая ярость. В руках он судорожно сжимал тяже­лый молоток.

—    Глупая сучка! — злобно выплюнул он.

Он сильно пихнул ее ногой в пах и за волосы поволок в комнату. Грубые пальцы вывернули ее запястья, привязав их к каминной решетке. Фокс бросил деревяшки в огонь, и Джулиана почувство­вала жар, исходящий оттуда. Она услышала стон и сквозь слезы увидела у противоположной стены Эйберкромби. Его руки были раскинуты в стороны, казалось, что он держит в ладонях по куску дерева. Кровь бежала из-под деревянных пластинок, из-под ногтей, выступающих за край деревяшек. Они при­били его к перекладине.

Фокс приблизил свое лицо вплотную к несчаст­ному.

—    Где тексты? Где архив «Детей Иешуа»?

—   Я не знаю, — выдохнул Эйберкромби.

Фокс просунул руку в ширинку пижамы распя­того Джорджа, который содрогнулся от боли. Его вырвало, когда Фокс вытащил из огня головешку. Пламя пронеслось мимо лица Джулианы, и она, учуяв запах паленых волос, отшатнулась в ужасе, пытаясь сбить пламя. Фокс ткнул раскаленной голо­вешкой в пах Джорджу. От ужаса волосы на голове Джулианы зашевелились.

—    Где тексты? — рычал Фокс.

—  В моем магазине… — застонал Эйберкромби. — В сейфе.

Фокс опустил головешку и сунул ее обратно в камин.

—    А где твой магазин? — понизив голос, спросил он.

—      В Оксфорде. Первый дом на окра­ине, — ответил Эйберкромби еле слышным от боли голосом.

—   Как туда попасть? Как открыть твой сейф?

Эйберкромби все рассказал им, а Джулио запи­сал его слова на листке бумаги.

—    Пойди и притащи Коннелла, — приказал ле­дяным голосом Фокс.

Спустя несколько минут Джулио вернулся, неся тело Коннелла, который все еще не пришел в со­знание.

—   Положи’ его сверху, — приказал Фокс, указы­вая на Джулиану.

Тело Коннелла придавило ее, затрудняя и без того прерывистое дыхание.