Странник

Фокс скомкал белую тряпку, сделав из нее кляп, и заткнул ей рот. Он кивнул своему напарнику.

—   Действуй.

И мужчина, слегка наклонившись, ударил ее по подъему стопы своей увесистой дубинкой. Джулиану охватил ледяной ужас, она упала на пол, потирая ушибленную ногу. Фокс наклонился и вытащил кляп.

—   Святая Мария, Пресветлая Матерь… — приго­варивала Джулиана с крепко сомкнутыми ресница­ми, из-под которых ручьем текли слезы. — Святая Мария, Пресветлая Матерь…

Фокс выждал момент, наблюдая за ней, а потом гневно наступил на запястье той руки, которой она потирала больное место.

—        Где оригиналы? — настойчиво спросил Фокс. — Где тексты? Лучше говори сейчас, пока мы не раздробили твои коленные чашечки и не изуро­довали твое лицо.          /М

—     У меня их нет! — закричала она. — Фрэнк отдал их Джорджу!

—     А кто такой Джордж? — шелково спросил Фокс. — Где можно найти его и тексты?

—   Джордж Эйберкромби… Он торгует антиквар­ными рукописями и книгами. Он живет недалеко отсюда. Они с Фрэнком работают вместе.

—     Ты должна показать нам дорогу, — мягко продолжал Фокс. — Где он живет?

—   За деревней стоит его дом… Ой-ой!..

—   Вниз по тропинке? Отдельный дом? — вопро­шал Фокс, не обращая внимания на ее вопли.

—   Да…

—   Старая машина около дома. Это его?

Фокс показал на Коннелла, все еще без созна­ния лежавшего на полу.

—    Да… Фрэнк любит старые «ягуары». Он сам отреставрировал его.

—     Сейчас полночь, — задумчиво проговорил Фокс. — Ты постучишься в его дверь. Джулио, при­неси ее тряпки. Я хочу, чтобы она оделась.

Джулиана в страхе прижала к себе покрывало, но’ Фокс подошел к ней и сдернул его одним сильным рывком.

—     Нас не интересует твое тело, — прошипел он. — Это всего лишь тленная оболочка. А мы слу­жим Господу!

Джулио бросил ей одежду, и она начала судо­рожно втискиваться в нее, постанывая от боли в ушибленной ноге. Фокс оглянулся и задержал взгляд на прочной трости, пяти футов длиной, с тяжелой костяной ручкой, которой Коннелл обычно пользо­вался во время прогулок.