Странник

У него были темные ко­ротко стриженные волосы и злые проницательные умные глаза. Это был Стентон Т. Фокс. Коннелл оторвался от стены и направился вперед, держа, перед собой пол-ярда холодной стали.

—     Где тексты, доктор Коннелл? — спокойно спросил Фокс. — Где оригиналы?

—    Какого черта ты здесь делаешь, ублюдок? — выходя из себя, спросил Коннелл.

Фокс протянул свои пустые руки.

—   Где тексты? — повторил Фокс свой вопрос и поглядел поверх плеча Коннелла.

Коннелл почувствовал легкий холодок, пробе­жавший по его спине. Он резко обернулся, держа штык в руке, и в тот же момент на его голову опустилось что-то тяжелое.

Он упал на пол, штык вылетел из его рук и со стуком покатился по полу. Фокс стремительно под­бежал к нему, наклонился и грубо повернул голову Коннелла. Доктор был без сознания, синяк расплы­вался по его лицу, из раны сочилась кровь. Фокс бросил острый взгляд на своего помощника.

—   Ты перестарался, Джулио.

—   Прости, но этой штукой он мог проткнуть нас обоих, — ответил худой итальянец, лет тридцати, одетый, как и он, во все темное.

Они оба резко обернулись, услышав неясный шум в спальне.

—  Фрэнк? — позвала Джулиана. — С тобой все в порядке?

Обнаженная, полусонная Джулиана подошла к двери спальни. Увидев двух мужчин и Коннелла, лежавшего распростертым на полу, она, очень ис­пугавшись, зажала рот руками, как бы сдерживая свой крик. Тот, который помоложе, проскользнул за ее спиной и закрыл дверь.

—   Кто вы такие? — испуганно закричала она.

Фокс бросил ей покрывало, лежащее на кресле.

—   Прикройся, — сказал он холодно. — Мы здесь кое-что ищем, нам нужны оригиналы текста. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Джулиана завернулась в покрывало, как в броню.

—   У нас их нет, — презрительно ответила она. — У нас только копии.

—      Ага… Значит, ты знаешь, о чем я говорю, — с удовлетворением заметил Фокс. — Кто ты та­кая? Надо думать, не просто шлюха, погрязшая в грехе и разврате. Ты работаешь с доктором Коннеллом?

—   Да, я помогаю ему…

Фокс сделал шаг вперед.

—   Открой рот, — приказал он.

И Джулиана, охваченная ужасом, сделала то, что ей приказали.