Странник

Голова его медленно покатилась по пропитанному кровью песку арены. Падающее тело возлюбленного резко отдернуло девушку в сторону,

и ее меч/ занесенный для удара, не достиг цели. Ничего не понимая, она упала на колени, с ужасом разглядывая то, что раньше было ее любимым. Здесь ее и настигла ужасная смерть от мечей соперников. А в ложе наверху сидел, улыбаясь, император гомо-сексуалист.

На другом конце арены уцелел лишь один муж­чина, тогда как трое других участников схватки лежали, умирая в муках. Зазвучал сигнал. Libitinarii вышли на арену, чтобы убрать тела павших. Настав­ники перестроили смертников, выдвинув оставшихся в живых вперед. Симон и Руфь получили в сопер­ники северянку и дака. Симон, пересекая арену, споткнулся и упал, но тут же вскочил на ноги, услышав смех палестинского еврея Иахукала:

—  Тебе недолго осталось жить, — сказал он, пока пары двигались по песку в сторону единственного уцелевшего на другом конце арены, соединенного цепью с телом своей погибшей соратницы.

Зрители начали рассаживаться по своим местам. Прекрасная незнакомка лучезарно улыбнулась Клав­дию, наблюдая за шествием гладиаторов по арене. Ее нежная верхняя губа была усыпана мелкими бисеринками испарины.

Симон в одной руке сжимал меч, а в другой была зажата горсть песка. По-прежнему принима­лись ставки, которые к этому времени упали напо­ловину. Никто не ставил на одинокую фигуру, про­тивостоящую паре иудеев.

—   Опять так же? — прошептала Руфь.

—   Да, но эти двое гораздо ловчее.

Симон очень близко наклонился к ее уху и что- то тихо ей прошептал. Руфь, как и в первый раз, согласно кивнула в ответ. Ее черные волосы намок­ли от пота, стекавшего по телу. Она утерла залитые- потом глаза и взяла меч обеими руками.

Как только прозвучал громкий сигнал, они рва­нулись вперед. На этот раз им противостояли более серьезные соперники. Симон подбежал к высокой белолицей женщине и бросил ей в глаза песок, зажатый в горсти. Она издала пронзительный галль­ский клич и отпрянула в сторону. В то же мгновение

Руфь рубанула ее сплеча, обойдя со спины. Севе­рянка сильно дернула цепь, таща на ней своего партнера, который не удержался на ногах и упал на землю. Кровь женщины широким потоком хлынула на песок.