Странник

Давид и его дочь Ма­рия, улыбаясь, ждали его.

—   А где солдаты? — мягко спросил Аристид. — Где разбойники? Когда я уезжал из Смирны, они поднимали мятеж. Где стражники у ворот? И сбор­щики податей, выискивающие по своим спискам христиан? Они уже всех убили?

—    Вовсе нет, — сказал Давид.

Они повели его по узкой улице, заставленной торговыми палатками и лавками, и вышли на ма­ленькую площадь с фонтаном посередине. Из дверей базилики на углу выходил народ, на ступенях стоял священник.

—  Он — христианин? — удивленно спросил Ари­стид.

—    Они все христиане, — подтвердил Давид.

—    И они не боятся?

—    Император Валериан взят в плен персами и больше не правит. На его трон взошел его сын Галлиений. Гонения закончились.

—   Почему?

—   Ему нужны христиане. Монеты империи обес­цениваются, и банкиры отказываются иметь с ними дело. Императорская армия испытывает трудности. Империя расшатывается под ударами варваров. И не остается ли процветающая и стабильная Церковь в этом мире, разваливающемся на части, единствен­ной надеждой людей на покой и благосостояние? У них здесь новый епископ, он был назначен, как только узнали, что Валериана больше нет. Это Ди­онисий. И император Галлиений персонально отпи­сал ему, подтверждая статус Церкви, пресекая го­нения и прося у него помощи. Здесь Макрианий провозгласил себя императором, но Дионисий встал на сторону Галлиения. Это оказало свое действие, и сейчас имперская политика не может проводиться без участия христиан. — Лицо Давида помрачнело.

—     Но скажи мне, пожалуйста, как эти гонения сказались на Церкви в Смирне?

—   Я видел, как Мелитон выносит свитки и сжи­гает их на площади. Они заставили его встать на колени у алтаря, как волка, рвать на куски жерт­венного ягненка и во весь голос возносить хвалу Юпитеру, Юноне и Минерве.

—      Тогда с ним покончено, — удовлетворенно сказал Давид. — Он больше никогда не пошлет детей на муки. Он погряз в смертном грехе, от которого не смог бы отмыться ни один из служите­лей их Церкви. Киприан ясно дал это понять. Не­просвещенный новичок может получить прощение за содеянный грех.