Странник

—  Сейчас придет, — заверил ее Мелитон. — Верь мне. Давай помолимся, пока будем ждать.

Обеспокоенная молодая женщина позволила по­ставить себя на колени, пока дрожащий голос Мелитона возносил молитвы. Потом раздался стук двери. Обернувшись, она поняла, что осталась одна. Сандалии Мелитона быстро простучали по коридору.

Дверь в дальней стене раскрылась настежь, и стражники выволокли ее на солнечный свет и бро­сили на залитый кровью, утоптанный песок. Толпа взревела.

Мелитон стоял у окна. За его спиной диакон Феликс правил свой текст. Это был достойный поступок — выбрать четырех молодых и красивых свидетелей Господу. Было о чем рассказать во всех других церквах.

Сезон навигации только начался. Письма будут отправлены на днях во все четыре конца моря, рассказывая всем о новых алмазах, украшающих корону Церкви.

Жалкая процессия торопливо шла по улице, стре­мясь выбраться из города. Седовласый мужчина нес младенца, рядом шли его жена и три мальчика. Толпа сопровождала их грубыми и похабными кри­ками, забрасывая грязью и камнями. Неподалеку банда разбойников грабила дом, который еще день назад принадлежал беженцам.

— Это Леонидас, — удовлетворенно произнес Мелитон. — Может быть, ему придется пересмот­реть свои взгляды на праведность. Вероятно, другие в его положении подумали бы снова, прежде чем отвергать нашу священную Церковь.

Феликс улыбнулся, продолжая писать своим гру­бым почерком.

«Итак, позже мы подобрали их кости, более ценные, чем драгоценные камни, более благород­ные, чем золото, и положили их туда, где они должны лежать по праву. Когда мы собираемся там, Господь разрешает нам отмечать весельем и радостью их мученичество, как в память о тех, кто прошел по этой дороге в прошлом, так и для примера и подготовки тех, чье время еще не при­шло».

Руфинус отдал им тела, как и обещал, и они порезали их на куски. Разожгли костры и вскипяти­ли воду в котлах. Освободили кости от плоти и высушили их к утру. От Коллутуса практически ничего не осталось, но зато трое остальных вполне прилично сохранились. Черепа и длинные кости они поместили туда, где уже лежали кости других муче­ников. Мелкие кости были розданы прихожанам. Мелитон взял кость маленького пальчика Тимелы, чтобы поместить его в амулет, который он носил на шее.