Странник

—  Об этом сказано в Книге Бытия. Главные рим­ские боги есть не что иное, как падшие ангелы, изгнаные с Небес в самом начале Времен.

Глаза прокуратора сузились. Вслушавшись в слова девушки, нетрудно было понять, что это не просто детская глупость.

—   Сыновья Бога были ангелами. Они увидели, что дочери людей хороши и стали брать в жены тех, которых выбирали. Они входили в женщин, и те ро­жали им детей. Эти дети были демонами. Когда Бог обнаружил, что ангелы, которым он доверил распо­ряжаться Вселенной, так предали его доверие, он изгнал их с Небес на землю. Здесь, все еще обладая священными силами, они объединились с появивши­мися демонами и поработили человечество.

Все должны узнать правду, — продолжала Фелицита. — С незапамятных времен эти злые демоны, являясь людям в видениях, оскверняли женщин и совращали мальчиков. Они являли людям такие страшные видения, что те, кто не сумел защитить­ся, были раздавлены ужасом. Поглощенные стра­хом, не ведавшие, что это демоны, люди считали их богами. Пользуясь тем, что в каждом человеке живет дурное начало, демоны установили власть могущественных и безжалостных людей и ввели домашние и публичные обряды в честь самых силь­ных.

Руфинус был образованным человеком, знако­мым с философией и законом. Ему не надо было говорить ни о том, кто являлся могущественным и безжалостным, ни о том, какой цели служили эти самые обряды.

—    И кто же открыл тебе все это?

—   Иисус Христос, — гордо ответила Фелицита, — который был послан Богом Отцом, чтобы освобо­дить людей от тирании падших ангелов и их демо­нов.

Леонидас застонал и забарабанил кулаками по полу, чтобы хоть как-то умерить свой гнев.

—    Демоны, что маскируются под ваших богов, надменны, жестоки и распутны, — продолжала де­вушка. — Разве в амфитеатре гладиаторы не одева­ются Аттисом и Геркулесом? Разве Меркурий и Плутон, боги мертвых, не прижигают тела умираю­щих раскаленным железом? И не показывают это

публично? Венера совокупляется с Марсом, Юно­на—с Юпитером, Зевс совращает юношу Ганимеда. Разве Юпитер добр? Разве он защищает обижен­ных? Разве он спасает заблудших? Нет. Он неспра­ведливый, он нарушает права и закон. Жестокий, безнравственный, развращенный до предела, бесче­ловечный. — Фелицита вызывающе смотрела поверх головы Руфинуса. — Это Иисус хороший, это Иисус защищает и хранит, спасает заблудших.