Странник

Она чувствовала, что ей необходимо покинуть дом.

— На площади, — настаивал мужчина, — там он тебя встретит.

Как во сне, она пошла туда, куда он ей указал, и встала там, где он ей велел, у большой колоннады, глядя вокруг себя широко раскрытыми глазами. Скоро ей придется надеть Мантию Славы, как до нее это делала ее мать. Скоро она будет наследницей полно­мочий ушедших к Богу. Обряды необходимо испол­нять. Ее отец поможет ей, потому что души тех, кто ушел, вошли в нее. Сейчас травы вознесения помогли ей подготовиться, чтобы совершить этот священный переход. В некотором смятениии она ждала его. Муж­чина маленького роста, диакон Феликс, стоял радом с ней, неотрывно глядя в сторону базилики.

Мелитон у дверей базилики с удивлением на­блюдал, как две фигуры в белых развевающихся одеждах бегут по вымощенной улице к большой колоннаде на городской площади.

— К ним прикоснулся Святой Дух, — сказал он, ощущая присутствие Бога среди них.

И вся его паства закричала от радости, потому что чудо случилось вновь, как и год назад. Все они осторожно пошли следом, к дому, где в это время купец Иаков на чем свет стоит поносил Люция, который был должен ему деньги.

Они подоспели вовремя, чтобы увидеть, Как Люция повели к храму двух богинь Немезид, где у зажженного алтаря уже ждал главный жрец, потому что обвиняемый отрицал всякую связь с атеистами, известными как христиане. Сетуя на известную жад­ность и каменное сердце Иакова-иудея и обещая вернуть мизерную сумму долга, если хорошая пого­да принесет урожай, Люций в свою очередь утвер­ждал, что его противник хочет присвоить всю его собственность, оклеветав его.

Увидев, что Люций уже готов откусить священного жертвенного мяса, зеваки, толпящиеся вокруг торго­вых палаток и пялящиеся со ступенек окрестных до­мов, пришли к заключению, что это было слишком плохо, потому что разве их собственные желудки не были полупусты, а зернохранилища практически вычерпаны, а урожая еще ждать и ждать?

Стройная фигурка в белом, с венком весенних цветов на голове, просочилась сквозь ряды людей к большому алтарю, сопровождаемая своим юным братом во Христе.

Люций медленно встал на колени перед алтарем, на котором лежало свежее мясо козы, чей резкий запах наполнял рты голодных людей обильной слю­ной. «Пусть Иаков оклевещет и нас, тогда мы тоже сможем принести жертву», — шутили они.