Странник

Никогда больше Тимела не отвернется от тебя. Ты поднимешься среди ангелов, как только при­мешь Иисуса.

 Он прошел внутрь храма, оставив грешника на Тупенях. В храме было прохладно, несмотря на той то под арками и перед алтарем стояли раскаленные жаровни. Святая вода вперемешку с льдинками лилась на головы двух коленопреклоненных прихожан Перед алтарем. Казалось, что холода они не чувству­ет. Жар исполненной Святого Духа речи епископа согрел их.

 — Вы девственники, — говорил Мелитон. — И Ваша чистота дает вам шестидесятикратное преиму­щество над обычными христианами. И не от вас, даже если вы соблюдаете закон и дисциплину в доне Авраама, зависит наступление благословенных юемен, когда вы сможете найти успокоение. Нет! Чистота, обретенная вами после омовения святой Водой, обязывает вас умереть сегодня, чтобы попасть прямо в объятия Христа и его Отца.

Мелитон, одетый в церемониальное платье, муд­ро улыбался своей пастве, собранной вместе для Хрещения Кассиана и его сестры во Христе, Фелициты.

— Если бы мы могли сохранять эту чистоту до самой смерти! Но Сатана всегда рядом, пытаясь совратить верующего к греху. Искусны его приемы, его орудия блестят, как яблоко Евы. Немного най­дется таких, кто чист от греха. Должны мы носить рубища и посыпать пеплом голову, на брюхе долж­ны ползать, валяясь в грязи, подобно гадам, выма­ливая прощение у наших братьев и сестер, целуя их ноги и даже грязь под их ботинками.

Паства угрюмо слушала слова епископа, глубоко убежденная в силе дьявольских козней вокруг и желаний, бурлящих в них. Наказание епитимьей было болезненным и постыдным. Немного нашлось бы желающих присоединиться к Коллутусу в его жалком ничтожестве. Это были мужчины и женщи­ны определенного уровня и положения. Их коже привычней было ощущать розовую воду и шелк, чем рубища и вонь.

— Только истинный христианин может получить силу и чистоту девственника. Только тот, кто несет свидетельство Христу. С самого момента обращения их наполняет Святой Дух. Пока они ждут в тюрьме, узы есть не что иное, как духовные жемчужины. Они стоят в своей силе выше, чем все, выше, чем самый могу­щественный епископ. Они могут наказать, а могут и отпустить, и все мы должны подчиниться их слову. Когда момент славы наступит и их выведут, готовых к борьбе, их лица будут устремлены к Иисусу.