Странник

Все, что я должен знать, почему вас это так инте­ресует.

—   Я верю в Бога, — спокойно ответил Фокс, и Коннелл понял, что он не блефует. — Я верю в то, что Господь, руководствуясь своими соображения-, ми, допустил людей на землю. Он позволил мне стать богатым. Он ожидает, что я использую свои деньги для выполнения его воли. Я верю вашим словам о том, что эти тексты настолько уникальны, что их нельзя сравнить по ценности ни с чем, что было найдено за все время существования христи­анства. Вы ищете спонсора для своей работы. Вы хотите единолично отвечать за то, чтобы собрать коллекцию полностью, перевести ее с собственны­ми комментариями и издать. Именно для этого вам нужен крупный, богатый институт. Очень хорошо. Я обеспечу вам все это.

—     Вы? — удивился Коннелл, широко раскрыв глаза.

—   Я уже говорил вам, что очень богат.

—    Вы должны понять: не я являюсь владельцем этих текстов. Они принадлежат другому. Они действи­тельно будут проданы. Я пойду с их владельцем на аукцион, как вы правильно заметили, в качестве эксперта, который эти тексты перевел и прокоммен­тировал. Но вы отдаете себе отчет в истинной стоимо­сти этих текстов? Простое письмо, подписанное Си­меоном из Кошбы, который утверждал, что он Звезда Израиля, хотя и не являлся таковым, может потянуть на сотню тысяч долларов или даже больше. А здесь маячит просто фантастическая сумма!

Фокс холодно улыбнулся.

—    Доктор Коннелл, вы знаете, сколько стоите вы сами?

—   Приблизительно знаю.

—   А я нет. Когда вы достаточно богаты, то ис­пользуете деньги как средство для поддержания счета. Когда вы очень богаты, теряете счет деньгам. Я потерял им счет несколько лет назад.

Фокс поднялся и взял чашку с остывшим кофе.

—    Когда вы очень богаты, то можете позволить себе, например, купить американскую футбольную команду целиком. А в моем случае вы слушаете Бога и спрашиваете его, чего бы он пожелал. И Бог желает, чтобы я организовал фонд для работы над этими текстами.

Коннелл почувствовал, как волосы на его затыл­ке становятся дыбом. Было ощущение, что его гла­дят против шерсти.

—    Если они действительно соответствуют тому, что вы о них говорите, — добавил Фокс.