Странник

Именно епископ решает, кто может войти в Церковь, потому что человек не может вступить в личный контакт с Богом, ему необходимо посредничество служителей Церкви.

—  Вероятно, читая Павла, можно поверить в воз­можность достижения личной свободы, основываясь на силе христианской истины.

—   Одержать верх над Павлом смог большой ере­тик Марсион, которого однажды встретил мученик Поликарп, ментор великого Иренауса. Марсион спросил его, знает ли тот его, и Поликарп ответил утвердительно. «Я вижу перворожденного Сата­ну», — сказал он. Деление христиан на паству и духовенство было установлено Иисусом Христом и его апостолами. За исключением тех, кто свидетель­ствует и отмечен знаками, Святой Дух обретается только в епископах, которые назначены Богом править над его Церковью. Разве Бог не подготовил путь? Разве он не позволил Августу объединить империю, чтобы можно было начать подготовитель­ную работу для распространения Слова Божиего? Бог постепенно внушил народам свое учение о том, что они должны быть единой Римской империей, которую не раздирают междоусобные войны. Полиархия подготовила путь для монархии. Множество языков слились в один. И, как следствие, разве не достигло учение Иисуса края земли? Мы близки к времени, когда мир объединится на службе Христу.

—     Один император, одна империя, — сказал Ориген. — Один Бог, одна Церковь, один Епископ.

В саду свадебный пир подходил к концу. Гости сбились в кучу, провожая жениха и невесту. Ленты и флаги весело развевались на солнце, оркестр иг­рал задорную музыку. Слышался радостный смех. Невеста, стоя в коляске, приготовилась бросить свой букет, И взгляд Фабиана опять устремился на ее трепещущую, гладкую и круглую грудь. Это зрелище доставило ему удовольствие, его пальцы от нетерпе­ния судорожно сплелись.

—     Идолопоклонники, — сплюнул Ориген, при­поднимаясь и снова садясь на место. — Мы должны положить конец их язычеству в один прекрасный день.

Вошел Коннелл, одетый в джинсы и шерстяную рубашку. Фокс задумчиво смотрел в окно, продол­жая держать в руке фотографии текста. Коннелл пересчитал деньги… Фокс заплатил больше двух тысяч долларов только за то, чтобы просто почитать рукопись.