Странник

Ориген вернулся к предмету их разговора, как будто мученик внутри него моментально сдался своему сопернику.

—  Евангелие от Иоанна может доставить тебе бес­покойство, но оно не менее важно. Пока так и не ясно, стоит ли включать его в канон. Главная про­блема в том, что оно сильно отличается от Еванге­лий Марка, Матфея и Луки. К тому же его очень любят и часто используют такие еретики, как монтанисты и валентинианцы. Гностики используют это Евангелие и утверждают, что оно принадлежит им, но оно наше.

—    Кто написал его? — спросил Фабиан.

—  Мы не знаем. Кто-то в одиночку или, возмож­но, группа учеников. У них были какие-то источни­ки, независимые от трех остальных Евангелий. Двое последователей ранее были учениками Иоанна Кре­стителя — ранние христиане частично совмещали служение Иисусу с его культом.

Ориген остановился и пригладил рукой свои се­дые непокорные волосы.

—    Как бы я хотел знать! — воскликнул он. — Так много спрятано в тумане времени.

—   Мы говорили об авторах.

—  Да. Он или они демонстрируют некоторые элли­нистические компоненты — изображают своего Иису­са Спасителем и Избавителем, возносящимся и снис­ходящим, что является одной из причин, по которой гностики, например валентинианцы и «Дети Иешуа», считают это Евангелие наиболее притягательным для себя. Оно соответствует их собственной концепции священных искр света, падающих на землю, в демо­нический мир тьмы. Чтобы спасти и вернуть эти уте­рянные искры в Рай, их Бог послал знания в виде Спасителя, которого они называют Иисус. Показав им путь домой, Спаситель возносится в Рай, предоставив искрам света возможность следовать за ним. Это не противоречит Иоанну. Однако Иоанн на первый план выдвигает мысль о том, что мир не является порож­дением зла, но создан священным путем и подлежит спасению. И что спасение доступно каждому, кто верит в Иисуса.

—    Я даже вижу здесь больше иудейского, чем эллинистического. Павел имел дело с язычниками, но Иоанн не упоминает о них, если не считать Пилата и римлян. И, естественно, греков. Евангелие от Иоанна очень сложно и запутана, оно иудейское и антииудейское, содержит гностицизм и антигно­стицизм,  апокалиптический и неапокалиптический материал.