Странник

Прочитав в Евангелии от Матфея, что находились такие, кото­рые ради спасения в Царствии Небесном сами делали себя евнухами, он взял нож и оскопил сам себя. Он спал на полу, не ел мяса, не пил вина и был убеж­ден, что человеку не нужна обувь и одежда — кроме единственного платья, которое надето на нем. Он был величайшим теологом среди людей своего времени.

Коннелл встал и подошел к полке, открыв одну из ее створок. Он вытащил несколько фотографий и машинописных страниц и передал все это Фоксу.

—   Фотографии сделаны с оригинала на коптском. Машинопись — мой перевод.

Фокс взял их, тут же вернув перевод.

—    Я предпочитаю иметь дело с оригиналом, — сказал он вежливо, но холодно.

—   В любом случае, — сказал Коннелл, — я пой­ду оденусь, пока вы с этим будете разбираться.

Он вышел из кухни, а Фокс погрузился в изуче­ние древней рукописи.

Из своего окна папа видел свадебный пир, слы­шал веселую музыку. За столом сидели молодые. Желтые, красные и зеленые ленты развевались на

ветру. Когда невеста встала, чтобы потанцевать, он проводил ее оценивающим взглядом. Она была стройна и молода. Он почувствовал на себе внима­тельный и холодный взгляд и сосредоточился на предмете их разговора.

—     Восточные епископы скоро будут здесь, — сказал он. — У нас найдутся другие темы для спо­ра, помимо истинности природы канона.

—   Павла уничтожили, — сказал Ориген, — из-за Мариконского соревнования. Похоже на то, что его доброе имя можно восстановить, если приписать ему послания, которые называют «пастораль». Письма к Тимофею и Титу точно не принадлежат перу Павла, но мысли, которыми они обмениваются, так подхо­дят к нуждам Церкви сегодня, что, без сомнения, мы включили их в канон. Они были написаны,, чтобы разоблачить фальшивое учение тех, кто по­клоняется «мифу и бесконечной генеалогии» — что может оказаться полезным и тебе при подавлении любых попыток гностиков использовать свои руко­писи против нас, если ты последуешь предписанию Тимофея против безбожной болтовни и противоре­чий, которые ложно именуются знаниями. Тебе может понравиться проклинать такие небогоугодные устремления, как любовь к деньгам и спорам.

Там внизу, в саду, смеялись.