Странник

~ Говорите о ком-то особенном, — сказал

Фокс, испытующе глядя на ученого. — О ком-то, кто упоминается в ваших рукописях.

Коннелл вздрогнул.

—    Возможно.

Фокс снова сел, позволив себе расслабиться. Его профессиональная улыбка сползла с лица.

—    Могу ли я за свои деньги увидеть хоть что ни будь? — спросил он.

—    Вы читаете на коптском? — поинтересовался Коннелл.

—    Да,  тихо ответил Фокс.

Коннелл неожиданно почувствовал беспокойство. Фокс смотрел на него своими черными блестящими глазами.

—     Ну что ж, тогда ладно, — согласился Кон­нелл. — Как вы отнесетесь к наиболее интересной беседе между римским папой Фабианом и величай­шим христианским мыслителем тех дней, Оригеном? По моим подсчетам, около 236 года нашей эры.

—  Это на самом деле должно быть очень интерес­но, — тихо проговорил Фокс.

—     Они решали, что должно быть включено в Библию, — сказал Коннелл, и Фокс странно свер­кнул глазами. — Ввести вас в курс событий?

—  Пожалуйста, — сказал Фокс и искренне улыб­нулся. — Мне всегда доставляет удовольствие узна­вать мнение экспертов по любому вопросу.

—    Хорошо, — Коннелл налил себе еще чашку кофе и поудобнее сел на стул. — 236 Anno. Domini — то есть 236 год нашей эры. Цефиринус мертв. Его последователь Каллистус был крепким орешком, который пережил рабство, сардинские копи и страшную политическую борьбу с Иппо­литом за это место. В основе всего Этого лежал грех. Ипполит и Тертуллиан пришли к соглаше­нию, что Церковь была Христовой Невестой, без единого пятнышка и морщинки, местом, где оби­тает Святой Дух, и представительницей мучени­ков. Таким образом, по этому определению, в Церкви не было места нечистым, греховодникам и всем другим, которых одолевал демон — поп

communicandum operibus tenebrarum — все было очень просто.

Без сомнения, именно благодаря лучшему пони­манию истинной природы греха бывший преступ­ник и будущий папа Каллистус разошлись с Иппо­литом и Тертуллианом, выдвигая на первый план положение о том, что духовные дары могут быть ниспосланы людям посредством Церкви. Благодаря существованию представителей Бога на земле — епископов — грешники получали возможность очи­ститься через епитимью и быть снова допущенными в лоно Церкви.