Странник

Коннеллу казалось, что это произошло внутри его черепа, он остро ощутил аромат горящих трав, за­полняющих его разум.

Очертания комнаты расплылись. В темноте что-то двигалось, шуршало, светилось призрачным крас­ным светом. Это была Джулиана, гибкая и тихая, как кошка, с отблесками огня на стройном обна­женном теле. Коннелл вдыхал запах масла, которым он натер ее тело, видел венок из цветов, украшав­ший ее изящную голову.

Полено, подброшенное в огонь, подхватило язы­ки вновь загорающегося пламени, и в дальнем углу он увидел женщину с распростертыми руками, за­вязанными желтыми лентами. Она была обнажена. Пламя освещало ее белоснежные зубы и нежное белое тело. Джулиана, как кошка, остановилась в темноте, а затем продолжила движение.

Коннелл видел их у каменной стены. Их губы встретились. Он видел, как руки Джулианы, сколь­зкие от священного масла, ласкали тело привязан­ной женщины, спускаясь ниже и ниже, пока не достигли ее лона.

Желтые ленты упали, Джулиана замерла — те­перь губы женщины ласкали ее тело.

Причастное вино кипело в его венах, наполняя неслыханной силой. Он стоял у стены, распятый, раскинув руки в форме креста. Он почувствовал мягкие руки обеих женщин, которые снимали его белую шелковую рясу. Они встали на колени с обе­их сторон от него, принимая единение. А потом они обе — сначала одна, потом другая — стали единым целым с Богом.

На его лицо легли яркие лучи солнца. Проснув­шись, он обнаружил, что лежит на полу. Фрэнк сел, напряженный и замерзший. Зола в очаге была хо­лодной и серой. Чтобы хоть немного согреть свое обнаженное тело, он снял с крючка на двери свой халат. В воздухе еще стоял легкий аромат давно за­бытых трав. Он подошел к окну и распахнул его."

Чистый и прохладный воздух ворвался в комнату. Надо было идти на кухню, чтобы приготовить кофе. На полу были разбросаны желтые ленты, подобные опавшим лепесткам цветов. Они свешивались с же­лезных крючков, вбитых в стену.

Коннелл запахнул полог халата, ожидая, когда закипит вода для кофе. Он стоял и нежился в тепле, исходящем от работающей плиты, и задумчиво смотрел в окно. В саду цвели желтые цветы. Фрэнк машинально спрашивал себя, дикие ли это расте­ния, или их посадили предыдущие хозяева.

Красный чайник, закипая, засвистел.