Странник

Она слышала заклинания жрецов, поддерживающих огонь. Пот рекой тек с ее обна­женного тела. Она закусила пальцы рук, чтобы сдер­жать стон.

Травяной настой, который она приняла перед этим, бурлил в ее венах. Жар спал, как давнее воспоминание о лете. Гроб стал гробницей. Камень остыл и стал холодным, как лед. Вода стекала по бокам, пошевелиться в такой тесноте она не могла. Непроизвольный озноб сотряс ее тело во мраке.

Она бы выпила воды, которая смочила бы ее пересохший, как кость, язык.

Вино. Ее тело в гробнице высыхало. Рот пересох. Желудок сводило голодной судорогой. Ей необходимо вино, чтобы просветлела голова и ожило тело.

Лежа в своем гробу, она потрясла головой из стороны в сторону.

Раздался шум и скрежет. Сильный сосновый запах заполнил ее легкие и проник в мозг. Чьи-то сильные руки подняли ее в темноте, и она встала на ноги.

Сосновые угли светились ярким красным светом на алтаре. Свет постепенно становился ярче. Она разглядела перед собой Господа Иисуса, стоявшего в окружении своих факелоносцев. У одного из них факел был поднят высоко вверх, символизируя свет и жизнь. У другого — опущен вниз, символизируя смерть и тьму.

Священник, одетый, стоял перед ней. Она опустилась на колени и получила благословение.

—     Жару перенесла ты и холод, прошла через мрак, — сказал он. — И вышла ты к свету.

Над ним, возвышаясь, стоял Иисус в белом одеянии. Молодой человек с длинными завивающи­мися локонами, с рукой, протянутой для благосло­вения. За ним словно вставало солнце. Его лучи, расходились вокруг его головы нимбом.

—    Тот, кто не вкусит моего тела и не выпьет моей крови, чтобы не стать со мной единым целым, тот не познает спасения.

Ряса священника была белой с красной отдел­кой.

—   Жажда измучила тебя. Испей мою кровь.

Священник протянул ей изящный серебряный

кубок. Она наклонила голову и осушила его.

—    Голод терзал твое тело. Вкуси моей плоти. И успокойся.

Священник протянул ей кусок мякоти от святого хлеба. И она ела. Ее тело смазывали священным маслом до тех пор, пока оно не заблестело в крас­ном свете алтарного огня.

—   Господь Иисус внутри тебя. Теперь ты должна идти через тьму, чтобы найти его.

Огонь у алтаря был слабым.