Странник

—    Здесь происходит то же самое. Нас сжигают, бьют и обезглавливают. За всем этим стоят иудеи, которые пользуются благоприятным моментом из­лить на нас гнев, как только император издает очередной, удобный для них указ. Но конец этому не за горами. Мы в состоянии освободить наших прихожанок из lupanariae, скоро, если я не ошиба­юсь, мы сможем опять насладиться миром, которо­го не знаем уже давно, со времен лионских муче­ников. Император Северий очень тяжелый человек.

Но в его окружении много высокопоставленных Людей, которые исповедуют христианство. Его жена Юлия Домна с дочерью Юлией Маммийской сим­патизируют нам, так же как и любовница импера­торского главнокомандующего Мария, которая нам очень помогла. Мы привлекли на свою сторону очень Много аристократок. Впервые римская Церковь мо­жет легально владеть собственностью. Наши владе­ния вдоль Аппиевой дороги расширяются. До нас дошли слухи, что правитель Сирии собирался по­слать войска, чтобы уничтожить христиан, ушедших В пустыню в знак протеста, но его жена, которая стала одной из нас, сумела убедить его не делать этого. Когда я думаю о том, что мы должны ждать пришествия Господа, я полагаю, что недалек тот день, когда у нас будет император-христианин.

Глаза Тертуллиана сверкнули.

—    Спаситель уже близко. Не сомневайся. Не мо­жет быть кесарь христианином, потому что кесари нужны миру. Мы христиане, и нет для нас больше­го удовольствия, чем борьба за него, чем пробуж­дение активности в мире. Наша задача заключается в борьбе против всего этого, против институтов старейшин, против авторитета традиций, против законов сильных мира сего, против аргументов за­конников, против прошлого, против обычаев и не­обходимости, против примеров и чудес, которые стоят на службе у старых религиозных культов. Все, чем владеют римляне, украдено: их храмы полны, тем, что было награблено в занятых городах, выта­щено из-под руин. Грабеж богов и жестокость их жрецов. И что мы можем им противопоставить?

—   Мы можем даровать им христианство.

Там внизу, на холме, люди вели собак на связке по направлению к кольям из бузины.

Тертуллиан удержался от комментария, поборов свою природную склонность сообщать всем, начи­ная с епископа Рима, о том, как устроена Вселен­ная и какое место в ней отведено ему.