Странник

Дневник мученика Перпетуа, который я редактировал.

—    Обязательно почитаю. У лионских мучеников появились новые товарищи, убитые по старому об­разцу. Насколько успешно протекает борьба с теми, кто ненавидит нас в Карфагене?

—    Они презирают нас. Но и боятся. Слухи ходят самые разные. Одни недоумевают, как мог такой муд­рый человек, как Люций Титий, стать христианином. Другие говорят, что Христос был человеком, которо­го иудеи прокляли. Третьи судачат об обычае постить­ся. Иудеи якобы говорят, что христиане поклоняются ослам. Мы пропагандируем мученичество, и они на­зывают нас «недочеловеками» и говорят о том, что мы «ищем приключений на свою задницу».

—    Раз о нас так много говорят, значит, мы уве­личиваем свою паству.

—   День за днем язычники не переставая стонут от все более возрастающего числа христиан. Их глав­ная жалоба сводится к тому, что мы заполонили их землю, захватываем их поля и поместья. Они недо­вольны тем, что люди разного возраста и разного положения тянутся к нам. Они называют нас latebrosa et lucifuga natio, огромным и невидимым государ­ством в государстве. Все очень просто, мир просы­пается от заблуждений. Чего только мы ни видели во имя их религий! Достойно сожаления и смеха! А этот брат Юпитера с молотом в руке, тянущий за собой тела гладиаторов. Если они смогут вернуть честь своего бога, это будет попытка осмыслить происходящее теми, кто делает это, и теми, для кого они делают это. Меня не удивляет, что люди поворачиваются к Христу. В Карфагене мы олицет­воряем его, мы являемся Христовым войском, мы всегда готовы к смерти во имя его. Наши передовые отряды ведут бой с Сатаной-

Это был второй случай, когда карфагенянин го­ворил о том, каким, по его представлению, должен быть настоящий верующий.

—   Ты упомянул иудеев, — мягко напомнил Це- фиринус.

—     Мы не видим от них ничего, кроме гоне­ний, — с горечью сказал Тертуллиан. — Они пользуются любым случаем, любой возможностью,’ чтобы использовать нас, как козлов отпущения. Если в прошлом иудеи несли ответственность за все, начиная от землетрясения и кончая безоблачным небом, то теперь они направляют ярость невеже­ственных на нас.