Странник

Кадмий был не в состоянии проронить ни звука.

—    Отвечай!

Кадмий посмотрел на него, на темные стены камеры, которые окружали его, как и многих до него.

—    Нет, — еле слышно прошептал он.

—   Что?

—  Я сказал — нет. Он позволит мне напиться, но не вызволит меня отсюда.

—    Нет. Он привел тебя сюда, где ты потеряешь все во имя того, кому ты служил и поклонялся. Этого Диониса, который есть не что иное, как одна из игрушек дьявола.

Мужчина встал и, хотя и был невысок, пока­зался рослым, заполняя собой все пространство камеры.

—  Спасти тебя от пытки и освободить может лишь Единственный.

—    Скажи мне, кто он, — взмолился Кадмий.

—   Его зовут Иисус. Он сын одного-единственного Бога. Он пришел спасти тебя не только от пытки щипцами, которой ты так боишься, хотя она про­сяное зернышко в сравнении с адским огнем, ожи­дающим тебя после смерти, если ты не узнаешь его Святого имени.

—   Позволь мне узнать его! — закричал Кадмий, заливаясь слезами. — Позволь мне сидеть у твоих ног, пока ты будешь рассказывать мне, о его творе­ниях.

Мужчина встал и указал рабу на кандалы на запястьях Кадмия. Люципор вышел вперед и молча снял их.

—    Все, что ты знал раньше, лишь извращенное учение Сатаны, — твердо произнес мужчина. —. Этот ядовитый гад, который взял чистое Слово Господа и использовал его в своих целях. Наш Гос­подь Иисус тоже знает вино. Он называет себя «Истинное вино». «Каждую кисть, на которой нет ягод, он убирает, а каждую ветвь, которая несет ягоды, он очищает, чтобы она могла принести еще больше ягод». Но нигде он не говорит, что мы дол­жны пить, пока не сойдем с ума.

Сказано, что он разделил хлеб и вино со своими учениками. Сказано, что те, кто ел этот хлеб, вку­сил его плоть. А те, кто пил вино, испил его кровь. Были такие, кто не понимал его и говорил: «Это странные слова, кто поймет их»? И они не шли за ним дальше.

Мысль Кадмия работала быстро, наученная куль­товым опытом.

—  Вкусив божественной плоти и испив его кровь,, он проникает в тебя, а ты в него.

—  Да, именно это он и имел в виду. Понимаешь? Учение, учение Иисуса не всегда легко понять с первого раза, потому что он Сын Божий.