Странник

Следом за ними на арену вышли рабы, бряцая сверкающими орудиями глади­аторов и их блестящими доспехами и шлемами, украшенными перьями. Гладиаторы с чувством соб­ственного достоинства прошествовали по арене и остановились прямо перед ложей императора — высокие и гордые. Все как один с обнаженным тор­сом, они выкинули руки вверх в приветственном салюте императору:

—    Да здравствует император, идущие на смерть приветствуют тебя!

Эхо их голосов отразилось от стен амфитеатра. Гладиаторы стройным порядком покинули арену," выйдя за ворота. Глаза юной женщины искрились и сияли.

Телесфорий поднялся со своего места, улыбаясь от нетерпения.

—     Приведите иноверцев, — напевно произнес он. — Покажите нам, что у них внутри, ad maiorem Dei gloriam.

— Вам сопутствует удача, — сказал прокура­тор. — Император намерен даровать вам жизнь.

Лица некоторых узников этой тесной каменной темницы, расположенной под землей, осветились

внезапной надеждой. Сквозь стены донесся одобри­тельный смех толпы, потешающейся над карликами и уродцами, копошащимися в песке.

—   Император собирается сохранить жизнь двоим из вас, — сказал прокуратор и ядовито усмехнулся, наблюдая за тем, как отчаяние сменяет надежду. — Вы должны разбиться на пары: мужчина и женщина.  Вас скуют цепью и дадут оружие. Последняя из оставшихся в живых пар будет свободна.

—     Я архитектор, — произнес сириец средних лет, — что я понимаю в воинском искусстве?

—  Тогда не надо было спорить с императором, — сурово молвил прокуратор.

—   А что он понимает в архитектуре? — ответил узник. — Я — Аполлодорий, я строил Форум и Траянскую колонну.

—   Ты — Аполлодорий, который должен держать язык за зубами, находясь здесь, — парировал чи­новник. — Теперь быстро разбейтесь по парам, че­рез несколько минут вас закуют.

Симон и Руфь уже и так сидели рядом. Пора было подвести некоторые итоги. Аполлодорий должен был сто раз подумать, прежде чем критиковать вкусы императора Адриана относительно архитектуры стро­ящихся храмов; юный любовник императора опре­деленно должен был не один раз задуматься, преж­де чем влюбиться в молоденькую красавицу и быть обнаруженным в ее постели.