Странник

Сатиры и менады плотно обступили жреца, глядя на церемонию блестящими дикими глазами, спрятанными под маска­ми. Дыхание с шумом вырывалось из их глоток.

— Я Отдаю вам того, кто смеялся над вами, — следуя традиции, протяжно произнес Кадмий, — надо мной и над моими святыми обрядами.

Козел жалобно заблеял.

—    Отомстите ему!

Они навалились на козла и разорвали его на куски, запихивая себе в рот сырое мясо жертвенно­го животного. Боги наказывают людей за безверие. Дионис свел с ума женщин из страны фебов. За то, что они не верили в него, он заставил их в ослеп­лении разорвать собственного царя на части голыми руками.

Характер всех богов двояк. Дионис был веселым богом, другом опечаленных, поддержкой слабым, смягчал боль и дарил возбуждение. Существовала одна-единственная вещь, которую он не про­щал, — безверие. Того, кто не верил в его суще­ствование, он награждал кровавым финалом в доказательство.

Среди ярких цветов под громкую ритмическую музыку танцевали вакханки, запрокинув всклоко­ченные головы и тряся голыми грудями. Одна из них перебежала лужайку и устремилась в тень цве­тущих кустов. Она споткнулась и упала на мягкую высокую траву. Сатиры обступили ее, стаскивая с девичьего тела тунику. Ее хватали за грудь, талию, бедра. Крепкое вино шумело у девушки в голове, музыка стучала в ушах, когда они, один за другим, обладали ею.

Сатиры и менады рассредоточились по саду. Один из юношей, окруженный приятелями, направился к шатру с шелковыми стенами, украшенными лило­выми лентами. Он снял с потного лица, на котором выделялись яркие голубые глаза и чувственные губы, маску, освобождая светлые вьющиеся воло­сы, и бросился на мягкие подушки, чтобы отведать разных яств.

—    Это здорово! — закричал он, и Тигиллиний, который следом за ним вошел под своды шатра, улыбнулся.

—   Они мне очень нравятся, — одобрительно ска­зал Нерон. — Где ты их нашел?

Префект посмотрел туда, где нижние чины уст­раивались на подушках у стены.

—    Савл нашел их, — гордо ответил он.

Мужчина с изуродованным ухом кивнул в ответ на одобрительный царственный кивок императора б его сторону.

Внесли и подали освежающие напитки.

—  Ну что? — спросил Нерон. — Какие развлече­ния ждут нас еще?