Странник

У сатиров маски были веселые, у менад — белые, с агрессивным выражением. Казалось, жри­цы Вакха способны растерзать на части любое жи­вое существо, которое им не понравится.

Все это происходило в парке префекта, и их пред­ставление предназначалось императору, который был одновременно хозяином и гостем префекта. Вокруг великолепного озера, переливающегося на солнце, стояли тут и там богато украшенные шатры. Ароматный дымок поднимался от факелов богов и от шашлыков, которые готовились на огне здесь же. Мария танцевала на зеленой мягкой траве лужайки вместе с другими менадами, одетая так же, как и они, в наряд Фавна, с ивовым венком на прелес­тной головке.

Греческий жрец Кадмий, выпрямившись, стоял в своей колеснице. Огромная шкура тигра покрыва­ла его спину и плечо. Пасть тигра возлежала на голове Кадмия, увенчанной виноградными листья­ми. Колесница была украшена гирляндами виног­радной лозы и синими гроздями спелого винограда.

С широкой дороги они вступили в тень прекрасно ухоженного сада. Здесь стоял алтарь. До них доно­сился запах горящей сухой виноградной лозы. Кад­мий спустился с коляски, окруженный менадами в шкурах пантер. ‘У алтаря он выполнил традицион­ный обряд. Смешав вино с водой и подогрев его, он. добавил священные травы в святой напиток и в огонь, так что воздух наполнился ароматом и музы­кой. Молитву он произносил на греческом языке, обещая чудесное единение с их божеством.

Кадмий говорил о том, как прошлой осенью бог умер и его тело разрушилось. Кровь его вытекла, унося с собой его жизны Сейчас зеленая листва свидетельствовала о чуде его воскрешения и воз­рождения. Кровь его была вином. Вместе с вином бог входил в их плоть. И бог, и его почитатель становились единым целым.

Под ритмические звуки флейт, тамбуринов и кастаньет менады и сатиры собрались вокруг алтаря. Они скинули свои маски, чтобы испить святой напиток. Горячее вино, ароматизированное смолой и травами, приятно согревало гортань. На дне чаши они оставили глоток, который выпил сам Кадмий, символизируя единение божества и его почитателя.

Отвязали от коляски козла и подвели его к жрецу. Жрец, следуя ритуалу, коснулся его головы, холки и ног, как бог Дионис дотрагивался до Пентеуса, короля фебов, перед тем как отправить его на дере­во подглядывать за менадами.