Странник

Внутренности упали на алтарь как пища богам. Предсказатель смешал кровь овцы с вином в риту­альном серебряном сосуде.

—     Причастие, — сказал он, беря два приготов­ленных куска мяса.

Он был греком, хорошо образованным челове­ком. И для культурных целей использовал родной язык. Он положил кусок мяса в рот Флавию, и тот съел его. Потом поднес ему сверкающую серебря­ную чашу, и Флавий сделал глоток вина с кровью. То же самое предсказатель предложил Гае и свиде­телям, так что все они разделили пищу с богами. Когда обряд был закончен, пара обменялась взаим­ными клятвами, связавшими их друг с другом.

—    Ubi tu Gaia, ego Flavius.

—    Ubi tu Flavius, ego Gaia*.

Когда голос Гаи смолк, раздались поздравления. Feliciter! Пусть счастье не оставит вас! Feliciter!

Флавий вручил невесте койье Диодоруса Глади­атора, и она, как того требовала традиция, отрезала прядь своих волос. Отныне счастье всегда должно было сопутствовать этой паре молодоженов. Диодорус был мертв. Рукоятка копья хранила следы его крови с давних времен. Его неблагоприятная судьба была гарантией их счастья.

Кровь на копье заплесневела, и запах крови на­помнил ей об ее источнике. Она подумала о своем брате, Спекулюсе, который прислал ей это копье в знак своего присутствия. Он был нарасхват на всех аренах. Именно Спекулюс убил Диодоруса. Их жизнь нельзя было назвать удачной, всех их продали тем или иным способом.

В триклинии она улеглась на свои подушки, пока рабы разливали мускатное вино. Недалеко от нее возлежала ее мать. Она завязала пояс вокруг талии и потянулась вперед, чтобы выпить свой первый бокал.

Внезапно Гая с удивлением подумала, что не знает, где может располагаться кубикулум ее мужа. В спальнях таких серьезных пожилых людей она никогда не была. Мрачное предчувствие посетило ее на мгновение, сжав судорогой внутренности. Ей было шестнадцать лет. Она потягивала вино, маши­нально улыбаясь. С улицы до нее доносились пьяные голоса, распевающие непотребные песни. Она могла представить себе скрещенные руки, дергающиеся бедра, смыкающиеся губы и сияющие зубы. Обычай устраивать праздник и созывать гостей в день свадь­бы был непоколебим.

Итак, она стала замужней женщиной.