Странник

Через окно, не закрытое ставнями, она видела группы игроков, идолопоклонников и сброда с Субуры, направляющихся в цирк на бега.

— Обижена собственным мужем.

Не было смысла задавать вопросы Плекусе или ма­тери. Из кубикулума донесся крик боли. Мать хлестала, свою гримершу плетью, сделанной из бычьего хвоста, которую она держала для этой цели. Поддержание красоты, особенно когда дело касалось безжалостного выдергивания седых волос, причиняло боль обеим сторонам, но только не ее матери.

Девушка выглянула в окно. Скоро он будет здесь. И тогда она сама во всем разберется.

Жалобно блеяла овца. На алтаре лежал свиток с брачным контрактом, расцвеченный мазками алого воска неправильной формы, скрепленными десятью печатями свидетелей, собранных для этой церемо­нии. Auspex вручил его Юлии, матери невесты, тут же спрятавшей его в складках своей шерстяной ту­ники, под которой она уже начала потеть — огонь, горевший у алтаря, был очень жарок. Улыбка сни­зошла на лицо Юлии. Дело было сделано. Мешок с деньгами, принесенный рабом Флавия, перешел в ее руки. Эта стареющая женщина, цеплявшаяся за свою молодость, достигла того, к чему стремилась. Она пыталась изгнать из памяти все плохие слова,- которые когда-либо отпускала в адрес своего зятя, человека, стоявшего рядом с его дочерью. Он был старше самой Юлии на целых шесть лет.

Жалобно блеяла овца, как будто понимая, что ее ждет. Прорицатель своим кривым ножом со знанием дела перерезал горло несчастного животного. Раб, который крепко держал ее, откинул ее голову, и свежая алая кровь хлынула в сосуд, пока глаза жертвенной овцы постепенно угасали. Запах крови наполнил атриум, где они все собрались. Кровь была яркой и пульсирующей, и гости одобрительно кива­ли головами. Перед самым алтарем стояли молодо­жены.

Предсказатель, который вел церемонию, имел право передавать мнение богов. Он привычным же­стом вскрыл живот овцы, рассекая только мышцы, но не затронув кишки. Теплый острый запах смеси дыма от факелов и металлического привкуса крови распространился вокруг, пока предсказатель не спе­ша изучал внутренности животного. Затем он вып­рямился и поднял свои окровавленные руки вверх.

—    Хорошее предсказание, — сказал он, — боги одобряют этот союз.