Странник

Накануне ей сделали прическу, которую всю ночь поддерживала кружевная сетка для волос. Она на­дела платье, которое обычай предписывал носить в день свадьбы: туника без рукавов, подвязанная на талии шерстяной повязкой, скрепленной двойным узлом; яркая шафраново желтая накидка, перелива­ющаяся на солнце, из загадочной и далекой Сирии. Три подружки невесты — две ее двоюродные сестры и тетя Ливия — были тоже одеты в желтое. Они должны были привести ее на церемонию и сидеть, рядом с ней за столом на приеме. На шее невесты было легкое металлическое ожерелье, украшенное многоцветной эмалью и маленькими бриллиантами. На ногах — изящные сандалии под цвет накидки. Как и все женщины-аристократки, она знала из Овидия, насколько важна гармония фигуры и цвета одежды. Правда, все остальные его советы остава­лись для нее непонятными и тревожными. Гримерша сделала дневной макияж, тщательно подбирая коро­бочки, горшочки, маленькие флакончики и вазоч­ки, наполненные мазями, помадами и румянами, без которых ни одна уважающая себя женщина никогда не выйдет из своей комнаты. Ее лицо и нежные юные руки были со вкусом покрыты сме­сью мела и белил. Полные губы пылали охрой, от­чего выглядели очень чувственными. Тщательно про­реженные брови были подведены сурьмой. Темно- синие, как море, глаза увеличивались за счет теней, наложенных на веки.

Гая внимательно разглядывала себя в полирован­ном бронзовом зеркале. Ее грудь не была большой, но определенно имела хорошую форму. Она минова­ла тот период, когда грудь исчезает, если лечь на спину, что ее очень огорчало. Правильно подвязан­ная и поддерживаемая льняным бинтом, она очень красиво смотрелась в складках туники.

На голову было наброшено легкое покрывало ог­ненно-оранжевого цвета, скромно прикрывавшее вер­хнюю часть ее лица. Покрывало крепилось к прическе с помощью венка невесты, сплетенного из ароматных цветов. На безымянный палец левой руки было надето простое золотое кольцо, которое ее будущий муж Флавий подарил ей в день помолвки.

Она пыталась вспомнить, как выглядит Флавий Суторий. Перед глазами возник смутный образ вы­сокого пожилого мужчины, одетого в тунику, ото­роченную лиловым шелком. Гая помнила, как рука матери, лежавшая на ее узкой спине, подтолкнула ее вперед.