Странник

—   Зато это имеет отношение ко мне, — коротко заметил Тигиллиний.

—    Увы, префект, это так. Все верно, — сказал Флавий. — Используй Савла, если сможешь. Я все­гда считал, что он способен на многое.

—   Да… — медленно проговорил Тигиллиний. — Я думаю, он мне очень пригодится.

Лицо Флавия осветилось удовольствием, когда он посмотрел за спину сицилийца. Тигиллиний обер­нулся и увидел красивого юношу, входящего с улицы. Он был одет в дорогую женскую тунику, и золото поблескивало на его шее.

—    Каленус, дорогой мальчик! — пропел Флавий и постучал по краю фонтана рядом с собой, при­зывая юношу сесть. — Подойди и сядь. Попривет­ствуй префекта Тигиллиния.

Юноша сел рядом с ним и посмотрел широко раскрытыми глазами на Тигиллиния.

—    Какая честь, — проворковал юноша.

Тигиллиний точно понял, кем и чем был Каленус.

Когда Тигиллиний сам был молод и хорош собой, он тоже смотрел широко раскрытыми глазами на других могущественных мужчин со вкусами Флавия Сутория. Болезненные ощущения — небольшая плата за то, чтобы попасть туда, куда стремишься.

Он поднялся. У него были дела и, как он подо­зревал, глядя на Флавия и Каленуса, у них тоже. Рабы в атриуме отполировали все до блеска.

—   Устраиваете прием? — спросил он.

—   Я женюсь, — жестко ответил Флавий.

Тигиллиний увидел тень ярости на лице Калену­са, которая тут же сменилась сладкой улыбкой.

—    Ему нужен наследник, — промурлыкал он, — для фамильной чести. Не так ли, дядя?

—   Да, — сказал Флавий. — Мне нужен наслед­ник.

Тигиллиний кивнул. Эта пикантная ситуация ук­ладывалась в рамки его чувства юмора.

—  Желаю вам приятного времяпрепровождения в надежде получить наследника, — сказал Тигилли­ний.

—   О да, — протянул Каленус. — Обязательно.

— Обижена собственным мужем.

Эта фраза вонзилась в голову Гаи, как эхо, как шум, который она не должна была слышать. Жалоба невесты при свете утра. Она думала спросить у Плекусы, которая аккуратно поправляла в ее черных волосах шпильки, поддерживающие прическу, но отпустила служанку, так и не задав вопроса. Обра­щение с рабами ничем не отличалось от разведения скота. Она, Гая, выходит замуж за аристократа.