Странник

Они задержали его. Так вот, этот самый Петр, как раз в тот момент, когда солдаты схватили Иисуса,

бросился на Савла с мечом и отхватил ему ухо, чтобы на него не пало подозрение. Я не думаю, что Савлу это сильно понравилось.

—    Так что произошло дальше?

—    Все пошло своим чередом, — ответил Фла­вий. — Мы распяли оборванца, и все было кончено. Или должно было быть кончено.

Он глубоко вздохнул.

—, Понимаешь, это такой непростой народ. Как только распяли Иисуса, среди евреев поползли слу­хи о его воскрешении. О том, что он снова вернулся к жизни! И теперь этот ублюдок представлял для нас большую опасность, чем когда он был жив. Это сделало их еще более фанатичными, чем они были раньше. Все они утверждали, что он всегда был одним из них. Даже его собственный брат, который при жизни ненавидел его. Так вот, я вернулся на то место, с которого начал, и все еще должен был разбираться с этим делом. И здесь нам снова пона­добилась помощь Савла. Понимаешь, все знали, что он человек первосвященника. Мы послали за ним, чтобы он возглавил отряд, снаряженный для ареста некоторых вожаков мятежников, рассеянных по все­му Мертвому морю. Там чрезвычайно*жарко и соло­но, может быть, поэтому у этого народа родятся такие странные идеи. И, находясь в пути с поиско­вым отрядом, он приобщился ко всему этому, ут­верждая, что Иисус посещал его в его видениях. Его шпионы выследили последователей Иисуса и привели к ним Савла, который неожиданно присо­единился к ним! Конечно, у них были некоторые подозрения, но он продолжал свою игру. В конце концов ему поверили и приняли. Да, да. Он был очень ценен для нас. Я слышал, что его чуть не разоблачили. В Иерусалиме.

—     Я разговаривал с ним, — сказал Тигиллиний. — Я понял, что он был очень полезен нам. Возможно, так будет и сейчас. Похоже, он верит в то, что этот его Бог избрал его для каких-то особых целей.

—  Это не удивляет меня. Давай человеку крепкое вино каждый день, и наступит час, когда он не сможет отказаться от него. Боги для юного Савла были этим вином.

—   А что с иудеями?

—   Запомни то, что я тебе скажу: они еще доста­вят нам много неприятностей. Я рад, что уже не имею к этому никакого отношения.