Странник

Гробница была пуста. Бог умер, его убили и по­хоронили. На третий день он поднялся из могилы. Его последователям обещалась вечная жизнь на Небесах после смерти. Завтра будет Хилариа, праз­дник Воскресения.

Савл положил все еще тлеющую головешку на землю. Собрав сухие листья и лозу, он поднес лист к тлеющей головешке. Лист вспыхнул. Язык пламени поглотил его. Он кормил свою маленькую жаровню до тех пор, пока не разгорелся большой костер. Щенок сел на задние лапы, склонив голову набок и недоумевающе глядя на танцующее пламя.

—  Щенок должен умереть, — тихо сказал Савл и взглянул на Иешуа. — Но это должно случиться со всеми живыми существами.

Мальчик молчал, уставившись на Савла.

—    Зачем мы здесь? Ты это знаешь? Почему мы живем здесь, под этими облаками, выше которых только Небеса?

—   Мы здесь, чтобы служить Богу, — убежденно сказал Иешуа.

—  Да, — мягко произнес Савл. — Я рад, что ты ответил так. Мы здесь, чтобы служить Богу! Если мы будем служить ему искренне, воздаст ли он нам?

—     Если мы будем служить ему по Закону, он возьмет нас к себе на Небеса. Он поднимет нас из могил и отведет нас назад, в землю Израилеву. Он — Ягве. И если мы будем в могилах, он вдохнет в нас свой Дух, и мы воскреснем.

Савл был все еще занят своим костром, обдумы­вая и оценивая слова юноши.

—    Те, кто сейчас лежит в вечном сне в земле, проснутся. Некоторые — для вечной жизни, некото­рые — для стыда и вечного позора, — прошептал он.

—     Бог рассудит, — сказал Иешуа. — Он уже близко.

—  Да, он скоро придет. Parousia близка. Он сойдет на землю прямо с облаков, окруженный ангелами, чтобы поднять тех, кто верит в него.

—    Тех, кто предан Закону, — сказал Иешуа.

—    А что будет с теми, у которых нет закона, с язычниками?

—     Язычники — собаки, — брезгливо сказал Иешуа. — Единственный истинный Бог — это наш Бог, Бог Израиля.

Савл собирался что-то сказать, но промолчал. Щенок устал смотреть на пламя и лег, положив морду на лапы, подражая своему знаменитому отцу.

—  Легко сказать: «Я верю в Господа, нашего Бога. Он мой хозяин». Легко сказать… Но как испытать эту веру?