Странник

Бог скоро соединится с нами.

—     Так будет! — воскликнул Савл. — Parousia близка. Но все еще слишком мало народа знает об истинном Иисусе. Слишком мало пришло к истин-?’ ной вере.

Юлия указала рукой на комнату за спиной.

—  Так давайте же распространять Слово с помо­щью пера Тимофея. Разве он не записал все, что

I Сделал и Господь и его апостолы? Ь Тимофей ласково улыбнулся своей молодой жене. ‘ — Я не выйду больше на дорогу, — сказал он ей.

—   Скоро у тебя будут дети, которые привяжут Тебя к дому, — пообещала она и вернулась в дом, Откуда снова послышались звуки повседневной жен­ской работы.

Савл указал пальцем на одного из щенков, иг­рающих в пыли.

—   Я возьму вот этого.

Тимофей взглянул на самого мелкого, слабого по. сравнению со своими собратьями, щенка.

—  Ты хочешь этого? — удивленно спросил он. — Я чуть было не утопил его, когда он родился. И утопил бы, не будь он щенком Волка. Он — всегда последний.

Савл внимательно наблюдал за щенком. Его яс­ные глаза, похожие на пуговички, сверкали в пе­пельной шерсти с белыми проблесками.

Да, он мал, но каков дух! — прошептал Савл.

Щенок предпринял очередную неожиданную ата­ку на одного из своих братьев, и ему это удалось. Он сбил его с ног, прыгнув из-за отцовского бока. Из горла малыша раздался тонкий триумфальный визг.

Иешуа рассмеялся. В ответ ему улыбнулся Савл.

—     Все правильно, — сказал он. — Размеры — это не главное. А как насчет веры?

Он повернулся к Иешуа.

—  Как тебе кажется? Унаследовал ли этот малыш отцовскую хватку? Он будет драться? Когда он ока­жется на арене, со смертью наедине, будет ли он стоять до конца?

Савл испытующе посмотрел на Иешуа.

—    Победит ли он? — требовал он ответа.

—   Он такой маленький. Как он может победить, • если он слабее всех остальных? — спросил мальчик.

—     Что есть победа? — таинственно спросил Савл. — Ну, Тимофей, сколько за него?

Тимофей с интересом посмотрел на них.

—     Я хотел, чтобы вы взяли одного из более крупных собратьев. Все игроки знают меня. Вы буде­те выставлять его на бои, а я — принимать став­ки, — объяснил он. — Мы бы могли заработать.