Странник

Некто Максимий, о котором было известно, Что он состоит на службе у Аттиса и Кибелы, про­ведав волю этих богов, удивлялся, почему Скорпий не искал их покровительства раньше. В жертву они приносили не просто птиц и коз, а быков. Много Крови было в теле быка, и целый день был посвя­щен крови. Сегодняшний день, последний из трех дней праздника. Настроение у него было хорошее. В глазах то и дело возникали всевозможные образы. Вокруг себя он видел глуповатые лица полусумас­шедших людей. Он понимал, что боги среди них, потому что люди всегда становятся ненормальными, чувствуя божественную ауру. Вой женщин оглушил его. Булыжники под его ногами были скользкими от лепестков фиалок, про­бившихся из земли, окропленной кровью Аттиса. Дикий зверь убил бога, растерзав его на части, и теперь он холодный лежит в своей гробнице в храме.

Богиня Кибела, великая матерь всех богов, вели­чаво стояла в своей колеснице. Солнечный свет отражался от ее блестящего серебряного тела, а лицо ее было черно, как камень. Люди в львиных шкурах подвезли ее к широкому мраморному центральному алтарю, где она должна была созерцать обряд жер­твоприношения. Огни горели. Жрецы держали в ру­ках ладан и сухие травы. Алтари были окутаны аро­матным дымом. Скорпий чувствовал, как он прони­кает в него — вместе с богиней. Он знал, что она где-то рядом.

Музыка была везде. Под звуки цимбал и барабанов

первого быка вывели на священную арену перед часовней. Напуганное животное рассерженно било коз. Пот стекал с его черной спины, от тела поднимался Пар. Инициаты встали на колени в белых одеждах для того, чтобы принять посвящение.

По ступеням часовни вместе с остальными сошли жрец Музеус, и среди них жрица Кибелы — Тисифона в своих алых одеждах. За ней шла Мария; неся блестящий бронзовый жертвенный нож. ;

Когда они достигли алтаря, Музеус поднял руки вверх, вознося молитвы Кибеле и ее погибшему любовнику. Смотритель, следивший за огнем, под­бросил в него трав и курений. Музыка зазвучала громче. Женщины громко голосили, снимая одежды жреца, возлагая его на алтарь и привязывая красны­ми шелковыми лентами его руки и ноги к углам алтаря.

Упав на колени, Скорпий увидел в толпе Максимия. Голова его откинулась назад, потому что  возносил молитву крови снова и снова.