Странник

Она хорошо была знакома с этим ремеслом.

—     Мне хотелось бы тоже почитать, когда ты закончишь работать с этим фрагментом, — сказала Джулиана.

—    Конечно.

—   Чайник вскипел.

—    Это одна и та же девушка, Фрэнк.

—    Как?

—  Мария, Руфь, Мария. Все время. Она — та же. Я знаю это.

—   Ты хочешь сказать — реинкарнация?

Джулиана прошла в кухню и сняла чайник с

конфорки.

—   Да, — сказала она, даже не обернувшись.

—   Так кто же она? — спросил Коннелл.

 

Рим, 61 г. н. э.

Глаза Иешуа понемногу привыкали к полумраку

после яркого солнца, светившего на улице.

—   Петухи, правда, петухи — ни одной куроч­ки, — сказал Савл себе под нос.

Было очень шумно. Люди столпились вокруг круг­лой ямы в земле, выкрикивая слова одобрения, предлагая и принимая ставки. Монеты звенели, переходя из рук в руки. Здесь было очень много птиц. Они вытягивали свои головы из плетеных корзин, котомок и мешков, возбужденные видом своих собратьев, пытаясь своими клювами дотянуть­ся до них. Они хлопали крыльями, стучали ногами от неуемного желания истребить друг друга. Та пара, что уже была в яме, дралась до смерти, уже поряд­ком истрепав друг друга. Кровь брызгала в разные стороны, попадая на лица тех, кто наблюдал за их смертельным поединком. Мертвые птицы были по­вешены на крючки около стены, а победители кле­вали зерно с ладоней своих хозяев, пока им смазы­вали поврежденные перья.

—    Цыплята, — удивился Савл. — Их хорошо кормили, они очень вкусные. Мы отведаем их за сепа. Они молодые, видите? Они не доживают до старости.

Из толпы, окружающей яму, донесся рев, в кото­ром и триумфа и огорчения было поровну. Крупный петух, стоявший на земляном полу, был обагрен кровью, его крыло безжизненно висело. Кружась вок­руг него, словно безжалостный крылатый ангел смер­ти, его противник вновь полоснул несчастного свои­ми острыми когтями и вцепился в гребень. Отточен­ное лезвие когтя рассекло горло петуха, и он упал, заливая темной кровью утоптанную землю. Его про­тивник с ярко-красными от возбуждения гребнем и бородой взлетел на его растерзанное тело с нескры­ваемой радостью. Иешуа посмотрела на Савла и заме­тил, что тот наблюдает за птицей странным взглядом, что-то прикидывая в уме.