Странник

Все, что я’ хочу знать, это — чувствуешь ли ты, что Святой Дух входит в тебя?

Иренаус был у края огня. Вокруг него молча стояли «Дети Иешуа». Он был одинок в ночи. И он содрогнулся.

—   Нет, — прошептал он.

—  Надо ли нам посадить тебя в это кресло, что­бы увидеть, как сойдет Иисус и заберет тебя в Рай?

—   Нет, — тихо сказал он и опустил голову.

Мария кивнула. И кто-то из-за его спины наки­нул ему на шею петлю, уносящую его жизнь. А рядом продолжал бурлить огромный чан.

На рассвете паломники вошли в город, направ­ляясь в храм, потому что это был день смерти му­ченицы Бландины. Пришли больные и убогие. Тех, кто не мог идти сам, несли, потому что считалось, что мощи обладали чудотворной силой. Тех, кого одолевали демоны, вели родственники, чтобы они могли приложиться к святым мощам, так как анге­лы Сатаны не могли выдержать присутствия Христа. Беременные женщины хотели приложить священ­ную кожу к своим животам, чтобы их младенцы появились на свет без всякого изъяна, как сам Спаситель. Много было таких, кто чувствовал, что богиня Кибела была не очень благосклонна к. ним в этом году, что Зевс и Диана не обращали внима­ния на эту часть Галлии. Божество по имени Хрис­тос, разрешившее жертвоприношение живых людей прямо здесь, в Лионе, и подарившее галльцам чу­дотворные мощи, заслуживало уважения. Спустив­шись в часовню, верующие благоговейно заголоси­ли. Выяснилось, что святые пожелтевшие кости Бландины помолодели. Они сияли чистым белым цветом при свете свечей. Когда странники дотрону­лись до них, они почувствовали, что от них еще исходит тепло, как будто дух святой Бландины толь­ко что покинул их. Они смотрели на них в изумле­нии и понимали, что Господь Бог находится среди людей.

Хук Нортон

Кусты белого и желтого жасмина опоясывали сад.

Пурпурные .крокусы украшали молодую зеленую траву.

Джулиана стояла у окна, ожидая, когда закипит чайник. Она постукивала по зубам своим темно-зе­леным карандашом.

—    Ты все еще в Риме, Фрэнк?

Коннелл поднял взгляд, и кончик его пера оста­новил свой быстрый бег.

—   Хм? О да, я еще там.

—   С Марией?

—    Да, они с Иешуа живут у Савла.

—   Чем она занимается?

—     Насколько я понял", Савл нашел ей работу менады, одной из храмовых танцовщиц.