Странник

Отнес все это в старый тир Морриса- младшего на хранение. Потом потихоньку уехал на поезде.

—  Тебя хоть там в случае чего можно будет найти?

—  Меня посещают призраки. Они очень реальны. Понимаешь, Джордж? «Дети Иешуа» для меня бо­лее реальны, чем люди, гуляющие по Карфаксу. Я живу вместе с ними…

—   Но это лучше, чем жить с кровавыми христи­анами, — молвил Джордж. — Похоже, они наслаж­дались жизнью сполна.

—  У «Детей» было очень много иудейских корней. Они еще не успели стать узколобыми, злобными и ядовитыми. Они были фанатиками, но только пото­му, что считали себя солдатами на вражеской тер­ритории, сражались за свою жизнь, а это было очень опасно… Где-нибудь в тексте обязательно найдется

этому объяснение. Почему они думали таким нео­бычным, особенным образом… Я обязательно отыщу это.

За окном неожиданно раздался громкий шум, вы­званный испуганными птицами, разлетающимися в разные стороны от кормушки. Они увидели ястреба, уже улетающего за дальний забор с добычей в когтях.

— Я все время ждал, что это случится, — сказал Эйберкромби, — Вот тебе и ангел смерти.

Лион, Галлия, июль 200 г. н. э.

Вечернее солнце уже садилось, когда женщина шла по улице. Его последние красные лучи ос­вещали поля, упирающиеся в каменные стены со­бора святого Иоанна. Тяжелая деревянная дверь была все еще открыта, и она проскользнула в храм. На ней была крестьянская шерстяная юбка грубой вяз­ки и льняной передник. Платок на голове был по­вязан, как у местных женщин.

Несколько мгновений она стояла без движения, давая возможность глазам привыкнуть к полумраку церкви. Свет сюда попадал только через узкие полу­прозрачные окна. Остро ощущался запах пыли, сырости и старого воска. Неяркий свет исходил от ступеней, которые вели в подземную часовню. Жен­щина направилась вниз.

В часовне находился мужчина. Он повернулся, как только она вошла в узкую подземную каменную келью. У алтаря горели свечи. Она встала перед ним на колени.

—   Ты — епископ? — спросила она.

На фоне тяжелых толстых стен ее голос прозву­чал очень слабо. Мужчина был стар и седоволос. Вопрос девушки заставил его оторваться от своей работы.

—   Я — епископ Иренаус.

—    Я пришла помолиться.