Странник

—  Да… Я-то сам — атеист. Мне кажется, если бы мне надо было верить в кого-нибудь, я бы выбрал одного из ‘тех удобных божеств, которым нравится обильное питье, празднества и приятные женщины.

—    Все боги могут представлять опасность, даже такие веселые, как Пан и Бахус. Язычники понима­ли это. Но самым жестоким из всех оказался Бог римской Церкви, потому что он не терпел никакой оппозиции, он даже не был похож на твоих воро­бьев, он был ревнивым, параноидальным психопа­том, который уничтожал всех, кто с ним не согла­сен. «Дети Иешуа» верили в то, что это сам Сатана.

Эйберкромби задумчиво потягивал свой джин.

—    Ты говорил, что текстов было три, Фрэнк.

—  Да. Я думаю, что у меня оригинал Откровения Иоанна. Апокалипсис, — тихо сказал Коннелл.

Эйберкромби с нескрываемым интересом посмот­рел на него.

—    Как это могло случиться?

—     Когда римская Церковь принялась собирать воедино свой идеологический багаж спустя много времени, то не сразу отказались от всяких нововве­дений. Это потом они стали утверждать, что получи­ли все из уст самого Господа. А до того были подоб­ны сорокам и галкам, стремясь украсть все более или менее притягательные идеи из других религиоз­ных идеологий, с тем чтобы впоследствии утвер­ждать, что это исконно принадлежит их Церкви. Они все время занимались плагиатом. Когда церковные идеологи собирали воедино каноны своей веры, у них оказалось множество записей различного сорта,’ так что было из чего выбирать. Если им что-нибудь нравилось, они брали текст, переписывали, толкуя так, как это было им выгодно, и представляли как свой собственный. Мне думается, что Откровение — это та ужасная часть писаний, предназначенная для чтения вслух, к которой время от времени нужно возвращаться, чтобы не забыть. Оно оказывает ог­ромный эффект. Понятно, почему римская Церковь включила свою версию в Новый Завет. С их прекло­нением перед мученичеством собственных верую­щих — semen est sanguis Christianorum — они дол­жны были держать своих овец в загоне, в тисках веры, вплоть до самого момента их смерти на арене. Откровение наиболее отчетливо говорит, что те, ко­торые живут в лишениях и страданиях, должны кре­питься, потому что Рим обречен на гибель, так как скоро Господь сойдет на землю и воздаст всем по заслугам.