Странник

Она сложила в нее все свои нехитрые пожитки и оттолкнула ее от берега, направляясь мимо тяжело груженных барж, которые тянули вверх по течению рабы. За окраиной города простирались поля и леса. На одном из берегов реки,

недалеко от воды, стоял большой загородный особ­няк. Мария направила свою маленькую лодку к берегу и почувствовала, как она уперлась в песок. Через несколько минут лодка была надежно спрята­на, а ее хозяйка переоделась в шелковое платье.

Глядя в серебряное полированное зеркало, Мария принялась за дело. Лоб она припудрила белым мелом. Подвела сурьмой глаза, чтобы они казались больше, и нарумянилась листьями винограда. С помощью охры придала губам алый цвет. Отполировала ногти. Потом она взяла в руки маленький кувшин вина и сирийс­кий кубок. Расправив капюшон церемониального пла­тья, Мария скользнула сквозь деревья к дому.

Раб у дверей вопросительно взглянул на необыч­ного вида женщину, стоящую перед ним. Ее раскра­шенное лицо было в тени, скрытое белым капюшо­ном и пышными волосами.

—   Меня прислали с дарами от епископа Ирена­уса, христианина, — сказала она.

Его лицо просветлело, он понял, о ком она го­ворит.

—     Хозяин принимает ванну, — сказал раб. — Тебе придется подождать.

—   Мне приказано быть с ним в ванной, — на­стойчиво сказала Мария.

Раб увидел, как она сладострастно улыбается, и кивнул, озаренный догадкой.

—   Тогда пойдем со мной.

Он повел гостью по великолепной вилле. Поток воды струился из кранов, расположенных высоко в стене. Потом раб вошел в одну из дверей и доложил о ней.

—   Ты можешь войти, — проговорил он, вернув­шись и с видом знатока оценивая ее фигуру.

Клодиос Сирус был богатый мужчина. Городские термы были не для него. Его собственные мрамор­ные ванны имели разную температуру воды. Та ван­на, в которой он сейчас плавал, была наполнена горячей водой. Она предназначалась для того, чтобы купающийся в ней мог пропотеть. Пара было много, он струился из кранов, расположенных гораздо ниже тех, из которых лилась вода. Клодиос сидел обна­женный на огромном полотенце, расстеленном на мраморной полке. Когда она вошла, раб принес несколько раскаленных камней. Маленькие заплыв­шие поросячьи глазки сверкнули, увидев ее.