Странник

Этот грех не­обходимо изгнать.

— Помолимся, — сказал он.

Через небольшое окошко в госпитальной комнате Мария слышала короткий и глухой стон. Это пели новые рекруты Фестия. За окном шла тренировка. Она спустила ноги с кровати и поднялась. Боль, вызванная полученными ранами, причиняла ей массу неудобств. Впрочем, все было позади. Врач, чьей специальностью были колотые и резаные раны, которые могли привести к смерти, выходил ее.

Двери гладиаторского барака со скрипом откры­лись, выпуская пленницу на волю. Ужасный амфи­театр, сейчас тихий, остался за спиной. Его темный сводчатый вход напоминал зияющую пасть.

Несмотря на то что языческие боги были повержены на гладиаторской арене, игры повысили бла­госостояние города, чему все были рады. На улицах толпились люди. Мария шла, никуда не сворачивая, пока не оказалась за городом. Она точно знала, что ищет в этой маленькой солнечной долине. Наконец в тенистом уголке девушка нашла то, что являлось предметом ее поиска. С собой у нее был небольшой кожаный мешок, куда она складывала ягоды, голу­бые и багровые, цветы, желтые и белые, темно- зеленые листья в форме меча.

Она перешла на другую сторону долины и ока­залась на маленькой тропинке, которая привела ее к небольшой рощице оливковых деревьев, по­среди которой стоял небольшой сельский дом, об­саженный виноградными лозами. В лучах заката ягоды казались темно-синими. Около огромного чана, стоящего на углях, Мария увидела мужчину. Странный неприятный запах варева заставил ее поморщить нос.

Мария подошла ближе, и мужчина поднял глаза. Они узнали друг друга, и он отпрянул от нее в ужасе. Это был Иренаус.

— Ты не можешь причинить мне вред! — закричал он в испуге. — Не имеешь права! Игнатиус! Симондес! Быстрее!

Два высоких и сильных раба выскочили из дома с дубинками в руках.

— Что ты здесь делаешь? — требовательно вопро­сил Иренаус, обретя некоторое мужество, когда к нему подоспела помощь.

—    Я наслаждалась прогулкой чудесным летним днем, — холодно сказала она. — Я не собиралась портить себе удовольствие встречей с тобой. А что ты здесь делаешь?

Лицо Иренауса приняло странное хитрое выраже­ние.

—  Это святое место, — ответил он. — Здесь тебя от Христа отделяет всего один шаг.