Странник

Пресвитер окунул Перо в чернильницу.

—  Тебе удалось найти диакона Санктуса? — требо­вательно спросил он. — Проповедника, стоящего у самых уст Иисуса и передающего его Слово? Спросил ли ты у него, что делать с лжепророком Монтанусом, покорившим умы проституток и блудниц Фригии?

—   Да, я объяснил, что мы ждем указаний и что Монтанус претендует на дар пророчества и на род­ство с Исайей, Иовом и самим Иисусом.

Иренаус засопел от нетерпения и злости.

—  Я объяснил, что в этом районе Фригии учение Монтануса стало очень популярным, что он сумел обратить целые общины тех, кто раньше служил нашей Церкви, то эти люди постились, видели видения и говорили на разных языках, что многие женщины, пришедшие к нему, были знатного про­исхождения и очень богаты.

—   Какие еще доказательства нам нужны? — вос­кликнул Иренаус. — Разве не ясно, что женщи­на — это сосуд греха? Тот, кто сумел привлечь их на свою сторону, является слугой Сатаны здесь, на земле! Это совершенно очевидно!

—    По словам Санктуса, то, что Монтанус гове­ет, еще не говорит о том, что он пророк.

Священник с трудом сглотнул.

—   Он ослаб от полученных ран и сказал столько, сколько смог. Только те, кто служит Имени, могут претендовать на родство с Христом, а пост в луч­шем случае может быть лишь его бледным подобием. По крайней мере, я верю его словам, потому что боль очистила его, и он воспарил духом.

Слышен был только скрип пера Иренауса.

—   … сомнения, высказанные Санктусом, получе­ны им прямо из уст Иисуса…

—     И был он багровым и желтым… — шептал молодой человек. — Его тело была сплошная рана.

—    Что еще? — спросил Иренаус.

—     Больше он не сказал ничего, потому что за ним пришли, чтобы увести его на арену.

Пресвитер задумчиво посмотрел на него, но по­том снова принялся писать, заканчивая страницу.

—   Я понял, что он имел в виду, — пробормотал он. — Тебе удалось поговорить с кем-нибудь еще?

—   Там была рабыня Бландина, которая связалась с еретиками. Мне сказали, что она обратилась в истинную веру с помощью Санктуса.

—   Бравый солдат.

—   Она плакала. Я слышал, как она звала Иисуса, ожидая его прихода…