Странник

Собака бешено взвыла. В этот момент ей удалось’ освободить гарпун и увернуться от меча Дианы. Гладиатор с размаху налетел на трезубец и замертво рухнул на кровавый песок. Разъяренная Мария по­добрала его меч и начала с остервенением рубить и собаку, и ее хозяина, пока они совсем не затихли.

Не успела она передохнуть, как в облаке пыли вырос огромный и черный ревущий великан. Мария бросила левой рукой сеть, которая развернулась, как крылья бабочки. Гигантом был Тор. Сеть обви­лась вокруг него. Пока он пытался освободиться от нее, в его тело впился гарпун, выпуская наружу его внутренности. Мария и Тор выхватили свое оружие, направляя его друг против друга. Гигантский молот, как удар грома, настиг ее. Пытаясь увернуться, она поскользнулась на чьих-то внутренностях, разбро­санных на песке. Молот опустился прямо на нее, отбросив ее назад. Больше Мария ничего не видела и не слышала.

Толпа. Вопли. Не те, будоражащие кровь визги, сопровождающие убийство и драки, — нет, то были инструкции, команды и советы, выкрикиваемые толпой.

Мария открыла глаза. Ее бок пылал, как в огне. Кровь застилала глаза. Ударом огромного молота ее отбросило под буйную спасительную растительность. Недалеко от нее валялся и сам молот, который уже никогда не пригодится своему мертвому хозяину, лежавшему рядом с гарпуном в спине.

Трупы были уже свалены в груду. Она увидела, как Руфий, все еще продолжавший бой с Меркури­ем, со всей силы пронзил его мечом.

Толпа орала, визжала, кричала. Голоса срывались от напряжения и возбуждения. Через листву Мария увидела у стены Паулину. Девушка уже отбросила свой лук и держала в руках длинный spatha. Одна рука была у нее по локоть в крови. Вокруг нее в боевом порядке стояли Приап со своей дубиной, Сабазий с длинным кнутом и кинжалом и воин­ственный Марс с мечом в руках.

Крики толпы становились все более яростными. Боги побеждали. Зрители хотели увидеть празднова­ние победы. Они требовали, чтобы Паулину изнаси­ловали у всех на глазах, под крики публики. Для этого ее надо было оставить в живых.

Паулина, стоящая у стены напротив своих мучи­телей, была хорошо видна, ее туника не утратила своей белизны. Скрываясь в тени кустов, Мария натянула свою тунику на голову. Тело ее было ко­ричневым, как песок.