Странник

Внизу на арене, под самой ложей, собрались все гладиаторы в своих костюмах богов. Ожидая начала, Мария, стоявшая во главе своей колонны, ощутила во рту привкус металла, а в руке — холод гарпуна. Она видела врага, воинов Сатаны, мелькавших один за другим, перед ее глазами.

—    Их больше, чем нас, — отметил Руфий.

В его руке сверкнул длинный обнаженный меч. Все их оружие было готово к бою.

—   С нами Бог! — убежденно сказала Мария.

Их осталось всего восемь, всего восемь жаждущих

принести любовь Иисуса миру, которым правил черный Антихрист. Зрители рассаживались по мес­там, ожидая новое зрелище и приветствуя своих многочисленных роскошно одетых богов, чьими противниками сегодня стали «Дети Иешуа». Они не ждали справедливой битвы, им нужна была победа, а значит — кровавая бойня.

Горбатый карлик, одетый Купидоном, вооружен­ный острыми серебряными стрелами. Гусиные кры­лья развевались за его изуродованной спиной.

Пан — быстрый, как Козел, в своих мохнатых штанах. В его руке сверкал меч.

Диана-охотница. Мария слышала глухое рычание охотничьих собак, которых переодетый грозной бо­гиней юноша держал в связке. Диана была не жен­щиной, а юным гладиатором в соответствующей одежде.

Почти все уже собрались. Меркурий-посланец, в крылатых сандалиях и с длинным spatha, сверкаю­щим в его руке.  Сабазий, создатель, с хлыстом, символизирующие его змею, и кинжалом. В пере­днем раду Мария-видела некоторых из его почита­телей/ приветствовавших его триумфальным подня­тием рук и знаком из трех пальцев. Митрас, убийца быков, в честь легата. Богиня Кибела. Они выли от удовольствия, когда юноша, одетый в ее серебря­ный наряд, поднимал страшный, с длинной руч­кой, серп. Они знали, что Кибеле это нравится. Обрезать яйца!

В довершение всего толпа вскочила на ноги, раз­махивая своими зонтиками, радостно встречая ве­ликого Марса, одетого во все алое, с огромной двусторонней секирой в руках, сверкающей на сол­нце.

Его длинные черные волосы были завязаны и заколоты, а белый шарф вокруг головы не позво­лял поту и крови застилать глаза.

—   Что это такое? — спросила Паулина и показа­ла глазами наверх, как будто на нее упала тень. — Крылья. Огромные крылья. Разве ты их не слышишь?