Странник

Каждый был даже благодарен умирающим там, внизу, надеясь на то, что они их не подведут.

— Сделай его, золотая рыбка! — зарычала огром­ная мужская фигура, перевешивающаяся через ог­раждение подиума. — Я уже заработал на тебе двад­цать денариев.

Это был красномордый молодой игрок со вче­рашнего приема у Клодиоса. Вокруг каждого из гла­диаторов творилось то же самое, каждый считал своим долгом подбодрить того, на кого поставил. Привели замену. Это была Паулина. Она присоеди­нилась к Марии, Руфию и братьям Рутиллусу и Пизо. В этом состязании было запрещено пользо­ваться щитами, а потому их отложили в сторону. Тяжеловооруженные воины сняли свои доспехи и шлемы, оставив лишь холодное оружие.

Из ложи Правителя взметнулся вверх белый шарф. Раздался голос труб, и стрелы с визгом рассекли воздух. Толпа вскочила. А «Дети Иешуа» резко, ко­роткими перебежками двинулись по направлению к стрелкам.

Стрелы летели, подобно смертоносным черным пчелам, ускоряя свой полет по мере приближения к цели. После каждого выстрела Мария на секунду замирала, пытаясь определить траекторию полета, а потом отклонялась в нужную сторону, чтобы не получить «укус» этих пчел. Ее соперником был от­личный стрелок. Каждая его стрела попадала как раз в то место, где только что была Мария, увязая глубоко в песке за ее спиной. Как только Мария слышала звук упавшей стрелы, она резко устремля­лась вперед, ожидая следующего выстрела.

Рев. Habet, hoc habet! Один из thracians упал, пытаясь вытащить попавшую ему в грудь стрелу за> оперенье. Это был Пизо! На трибунах и мужчины, и женщины кричали от радости и ярости, пока деньги переходили из рук в руки.

Мария проделала уже полпути, продвигаясь впе­ред под ударом стрел, летевших быстро и часто. Именно на этом отрезке гладиаторов чаще всего настигала смерть. Пробегая мимо хора, она услыша­ла слаженную мелодию, краем глаза заметила дви­жение дирижера, который уводил певцов с их мест.

Habet, hoc habet! У нее не было ни секунды времени. Очередная стрела просвистела мимо уха, и она ясно слышала ее. Мария стремительно бежала вперед, петляя, как заяц. Песок из-под ее босых ног взметался вверх. Толпа ревела от удовольствия.

Девушка без труда могла разглядеть своего про­тивника — небольшого роста, с быстрыми и четки­ми движениями.