Приключения в галактике

— Вы слышали?! Полномочия Исполнителей стоят превыше прав человека! Один человек может просто по собственному желанию отменить фундаментальную основу демократического общества! Да разве это за­кон? Это беззаконие!!! Так скоро и расстреливать нач­нут!

Доупфет покраснел до кончиков ушей, из-за чего его круглая лысая голова стала похожа на помидор.

Селина Уоткинс поморщилась, как от скрежета ме­талла по стеклу. Исполнитель Эшли молча посмотре­ла на депутата со своей обычной ироничной полуус­мешкой. Наместник сектора Аламари Айзек Сафаров внимательно посмотрел на Кэттона, а Аффенштерн — на Доупфета, причём с явным одобрением. Коробов сделал депутату предупреждение.

Судя по тому, как Кэттон прищурился и несколько наклонил подбородок к груди, можно было сделать вывод, что он собрался если не в прямом, то в перенос­ном смысле смешать Доупфета с грязью. Но в этот мо­мент Он поднял руку, и Кэттон сразу же принял не­возмутимое выражение.

— Я хотел бы выразить признательность господину депутату за его открытую, смелую и непредвзятую по­зицию, — начал лидер ГГС. По его лицу не было по­нятно, говорит он серьёзно или издевается. По залу пробежал шум, и Коробов три раза бесшумно коснул­ся ручкой стола.

Высший Исполнитель продолжал:

— Готовность депутата Доупфета отстаивать де­мократические свободы заслуживает уважения… Од­нако кроме активной гражданской позиции необходи­мо также и, — -> <г сделал паузу, — знание рассматриваемого вопроса.

Наместник сектора Грейар Карло Бальони пригнул­ся к столу и прикрыл рот рукой. Заулыбались даже Эшли, Кэттон, Коробов и Уоткинс. Аффенштерн хрюкнул, но наместник сектора Миллгарт Дерек Браун вовремя тол­кнул его локтем в бок. Сафаров поджал губы. Рошфор и наместник сектора Тайгур Джон Лоуард неодобритель­но посмотрели в сторону Высшего Исполнителя.

И без того красный Доупфет побагровел, но остал­ся стоять. Он продолжал:

— Если бы многоуважаемый депутат соизволил когда-либо открыть Устав ГГС (я не говорю — прочесть), то он бы обнаружил, что пункт 1.3.1.1 гласит: право человека на жизнь является священным и неприкосно­венным.