Приключения в галактике

Ды­шать можно, только что воняет.

Бахус тем временем осмотрел останки Флеминга и Вильмана, несколько раз их сфотографировал и сказал:

— Всё. Уходим.

Макака пнул какой-то предмет, наполовину присы­панный пеплом.

— Твою мать! — выругался пират, увидев, что это человеческая рука. И раньше, чем его товарищи успе­ли отреагировать, изо всех сил отшвырнул её ногой подальше, словно бил ядовитую змею.

— Эй, Умник! — раздался в наушниках голос Поля.

— Что там у вас?

— Два трупа и… рука. Чья — не знаю…

— А что это там валяется? — прищурился Бахус. — Пойду посмотрю… Сюда, ребята!

Через минуту они стояли над Снайпсом. Умник на­клонился и с трудом вытащил коробочку из намертво сжатых пальцев.

— А ведь он жив… — округлил глаза Бахус.

— Добей эту падаль, — фыркнул Макака.

— Я те добью! — повернулся к нему Умник. — Мо­жет, он знает, «кто здесь так поразвлёкся»… Поль! Сюда!

И они, запихнув Снайпса в командирский истреби­тель, вернулись в свои машины.

Звено взмыло вверх и растаяло в небе.

На следующий день после возвращения специальной комиссии на Тессу началось экстренное заседание Со­вета Коалиции, в котором впервые участвовали все трое Исполнителей ГГС и, кроме наместников, по пять пред­ставителей парламента каждого сектора Коалиции.

…Как правило, заседания Советов как Коалиции Независимых Секторов, так и Ассоциации Свободных Планет проходили в форме видеоконференций, и толь­ко экстренные случаи требовали сбора всех участни­ков в одном месте.

На этот раз заседание проводилось на космической базе «Орион» в секторе Краснозор. Эта гигантская кон­струкция диаметром в пятьдесят километров являлась основной внеорбитальной базой секторального косми­ческого флота и представляла собой защищённую со всех сторон крепость.

Так как база была стационарной, то её огромные реакторы работали только на жизнеобеспечение и за­щиту. Отталкивающее поле было примерно в пятнад­цать раз мощнее, чем у стандартных звёздных крейсе­ров, и могло выдерживать метеоритные шквалы без особых проблем. Зона гарантированного поражения целей из усиленных орудий составляла пятьсот кило­метров.