Приключения в галактике

Она не открывалась.

Рука безвольно упала на землю. Снайпс закрыл гла­за. Он вспомнил события минувших дней и месяцев. Сначала — пытка неопределённостью перед трибуна­лом ГГС, затем — таинственное исчезновение товари­щей. Наконец, два поверженных врага, оставшихся не­ведомыми. Первый отправил его на эту выжженную равнину, второй лишил друга и руки… Напоследок эта коробочка. Так и не удалось открыть. А не всё ли рав­но, что в ней? Как хорошо, что всё это закончилось.

Больше Снайпс ни о чём не думал. Он чувствовал, как куда-то летит с огромной скоростью, и ему было хорошо…

Кэттон выбежал из кабинета наместника со скорос­тью пули. По пути он швырнул Торкса, как мышонка, на руки своей охране из Альфы-Р и скомандовал:

-— Быстро по кораблям! Доставьте его на «Рекс Тау­рус»!

Охрана наместника, мгновение назад находившаяся под прицелом бойцов Кэттона, быстро сориентирова­лась в ситуации.

— Мы с вами! — заявил один сержант.

Последний из людей Кэттона махнул рукой на себя, и охрана Торкса присоединилась к наместнику в транс­порте. Истребители тем временем уже взлетели.

Исполнитель Звёздного Ветра всегда отличался бы­стрым стартом, а теперь он не хотел терять ни секун­ды. Его корабль взмыл в небо раньше, чем у Франки и Гетфольтера закрылись кабины. И когда Гетфольтер вдруг резко взял вниз, от истребителя Кэттона до «Рек­са Тауруса» оставалось не более пятидесяти метров.

«В чём дело, чёрт тебя возьми!» — выругался про себя Исполнитель Звёздного Ветра, но не стал ждать и влетел в посадочный отсек. Поэтому он ничего и не увидел.

Франки хотел последовать за ним, но в этот момент истребитель Гетфольтера завис над окутанной клуба­ми коричневого дыма лабораторией Вильмана и был сбит выстрелом из плазменной пушки. А затем всё внизу мгновенно превратилось в огонь, всё исчезло; башня Торкса тяжело упала набок, более низкие постройки просто пооседали…

Вряд ли нашёлся бы человек, который был бы го­тов увидеть подобное. Франки исключением не яв­лялся. От неожиданности он зажмурился, а из-за рывка рук истребитель повернулся вокруг своей оси.