Приключения в галактике

— Да, — выдавил он из себя. — Да, будь они тысячу раз неладны! Нет ничего досаднее, чем признать, что враг прав… И ещё чему-то у него учиться… Постоян­но приходится себя ломать… Вести с собой борьбу… И это тоже говорил Он, верховный вождь врагов… И он тоже прав. Тьфу!

Том забыл о повязке, и теперь напротив рта просту­пило мокрое пятно, а вкус гари во рту усилился.

Флеминг смотрел на него и качал головой. Затем вдруг сказал:

— Том… А мы ведь на свободе! Мы свободные люди!

Снайпс хмыкнул.

—  Только что-то она меня не радует… И не жалует,

— он поправил повязку.

— Но мы же всё видели! Наши показания уникаль­ны! Нас отпустят! — горячо заговорил Флеминг.

Снайпс не захотел его разочаровывать, и некоторое время они шли молча.

До обломков башни осталось ещё около километра.

—   Может, мы найдём какое-нибудь средство связи,

— предположил Снайпс. — И…

Он прервался и замер: впереди раздался жуткий вопль. Так не кричит ни одно животное… Так не мо­жет кричать человек.

Флеминг вздрогнул и, развернувшись, хотел бежать, но Снайпс удержал его за руку.

— Стой тихо!

Вопль прервался так же внезапно, как и начался, но затем повторился с новой силой, и сотрясал окрестнос­ти ещё пять секунд. Потом затих и больше не возникал.

— Будь здесь, — Снайпс достал пистолет и, пригнув­шись, короткими перебежками устремился к башне.

Но Флеминг побежал следом.

— Том! Не оставляй меня! Это дьявол, я чувствую, что это дьявол! Он пришёл по наши души…

— Тихо! — Снайпс пригнул его к земле.

Но башня безмолвствовала, и через пять минут они осторожно подкрались к серединной части.

— Том… А может, здесь человек и ему нужна по­мощь? — спросил Флеминг, распрямляясь. — Всё ведь затихло… Я пойду к верхушке, — и он сделал шаг в указанном направлении.

— Пит! — Снайпс поднял голову.

— Ну что? — Флеминг развернулся к нему.

— Ты… Берегись! — заорал Снайпс, когда из-за об­ломков верхушки возникла тёмная фигура с винтовкой в руках.

Но было поздно. Струя зелёного огня ударила Пита в спину и вылетела из груди. Неуклюже взмахнув рука­ми, он упал в пепел…