Приключения в галактике

Эйб упал на четвереньки, подняв облако чёрной пыли, и начал каш­лять и плеваться. Затем он встал и с мрачной решимос­тью пошёл к разбитой верхушке башни.

«Чтоб ты сгорел в аду! — думал Вильман о Гетфольтере. — Ты хотел меня убить! Концы в воду, сам — ге­рой, виноват мертвец! Сволочь! Предатель! Но теперь твоя песенка спета! Только бы отсюда выбраться…»

Обыскав обломки, Вильман нашёл свою плазменную винтовку. Она уцелела, но прицел и биосканер были разбиты.

«Будь ты проклят, Джимми… Я тебя убью! Убью, ты меня слышишь… — думал Вильман. — Убью… Смерть! Убью!!!»

Вильман вдруг услышал шорох пепла. Шаги! До Эйба донеслись звуки голосов.

Хриплое дыхание вырвалось из его груди, как ры­чание, когда, исказив лицо в нечеловеческом оскале, Вильман вышел из-за обломков со вскинутой винтов­кой.

Два человека стояли у башни. Один — спиной к Эйбу, второй, подальше — в пол-оборота. На них были тюремные робы с нашитыми номерами, почти скрыв­шимися под чёрной пылью…

Не раздумывая, Вильман выстрелил в ближайшего заключённого…

— Что же это было? — Флеминг пнул ногой кусок горелого железа, и тот сразу рассыпался.

— Я никогда не видел таких бомб, — Снайпс пожал плечами. — Явно не атомная, иначе мы бы сейчас не разговаривали.

Флеминг закашлялся.

— Весь кислород выжгла… А-а-а!

Флеминг неосторожно зацепился за другую желез­ку, торчавшую здесь же. Но увидеть ожог было невоз­можно из-за вездесущей чёрной пыли.

— Осторожнее, — сказал Снайпс. — Заражение кро­ви вряд ли получишь после такой, — он усмехнулся, — дезинфекции, но неизвестно, какая дрянь здесь горела…

— И как ты так можешь…

— Что — так?

— Идти как ни в чём не бывало. Мне бы твой опти­мизм. Мы же минут через десять задохнёмся, если не сменим повязки… И кто нам поможет?

— Главное — не раскисать. Ищи возможность, пока ты жив. Нужно действовать. Понятно, Пит? Не позво­ляй страху подавить разум! Отчаяние — это самая страшная ошибка, которую может совершить человек!

— Это вас так в Звёздном Ветре учат?

Снайпс потупился и засопел сквозь повязку.