Приключения в галактике

— Да, Том. Это я, — ответил Флеминг.

— А мы живы? — спросил Снайпс. И, не дожидаясь ответа, сказал:

— Ох… Голова болит… А, как принято говорить у нас в Звёздном Ветре, «больно — значит, ты жив»… Что это меня на воспоминания потянуло… Наверно, я чушь говорю, а, Пит?

Флеминг немного повернул голову, и Снайпсу та­кой реакции вполне хватило.

— А если мы живы, то почему мы в аду? Не знаешь?

— В аду? — Не понял Флеминг.

— Пит… Да ты оглядись… Мы же были на Кристалис-12, в тюрьме… А теперь попали в ад, только живы­ми…

Флеминг встал и закашлялся. Дым был повсюду: поднимался от земли то прямыми столбами, то спира­лями, то сплошными облаками, висел в воздухе, осе­дал и снова поднимался. Дым обволакивал все остав­шиеся на поверхности неровности и спускался во впадины… И окутывал двух оставшихся заключённых, стремясь наполнить их лёгкие и выесть глаза… Словно стараясь закончить то, что начала бомба.

Флеминг с отвращением плюнул. Слюна была чёр­ная и густая, как смола.

— Ну и дрянь, — сказал он. — Но если это ад, то где здесь черти?

Снайпс увидел прикреплённую к спинке сиденья в кабине аптечку и открыл её. Достал бинт. Несколько раз обмотал его вокруг головы, закрыв нос и рот.

— Да, Том, ты прав, — сказал Флеминги сделал себе такую же повязку. — Надолго её не хватит, но хоть что-нибудь… А что на глаза?

Снайпс равнодушно пожал плечами и встал. Фле­минг последовал его примеру и огляделся.

Чёрная выжженная земля и чёрный дым кругом. Всё ещё очень горячее, так и дышит жаром, хотя далеко не таким, как во время взрыва. Но теперь начинает течь пот. Он смешивается с пылью и грязью, стекает в гла­за, пачкает бинт, который с полминуты назад был бе­лоснежным. И от него невозможно избавиться, нельзя вытереть: только размажется грязь…

Но Снайпса это как бы и не волнует.

— Смотри, Пит, — показывает он сквозь чёрную завесу.

Флеминг слезящимися глазами силится хоть что- нибудь разглядеть… Да, есть какое-то возвышение… Что-то длинное…

— Мы не в аду, — говорит тем временем Снайпс. — Мы на Кристалис-12, а это — башня наместника…