Приключения в галактике

— Мы — команда, объединённая Миссией. Мы — еди­ное целое. А о них ты в состоянии сказать сам.

— А ими движет гордыня, и они разрываются меж­ду страхом от того, что кто-то из них перебьёт всех ос­тальных в стремлении захватить мир и от того, что най­дётся неведомый враг, который легко разделается с каждым из них поодиночке… Взаимосопряжённые ма­ния величия и мания преследования. И я мог уподобить­ся им… — в голосе Кэттона появилась горечь.

— Ты справился, Джордж, — сказал Высший Испол­нитель. — Теперь тебе следует побыть наедине с собой.

— Спасибо, — ответил Кэттон, и в его глазах появилось то, чего лидер ГГС не видел долгие годы, — умиротворённость. И какая-то странная пустота, по­хожая на ту, которая была в глазах Кэттона много лет назад, после завершения первого общего дела будущих Исполнителей…

Кэттон вышел. Видевшие его позже единодушно от­мечали про себя, что с «Тёмным Исполнителем» что- то произошло, но что именно, не могли объяснить.

А Высший Исполнитель с облегчением вздохнул и медленно провёл ладонями по лицу сверху вниз. На поединок ушли почти все его силы. Он выдержал са­мое страшное испытание за всё время пребывания на посту Исполнителя. Хвала Всевышнему, он не опоздал.

Лидер ГГС перекрестился.

…К удивлению и ужасу Вильмана, Торкс ничего не сказал ему о проверке, и доктор узнал о прибытии ко­миссии буквально в момент входа «Рекса Тауруса» и «Мистраля» в атмосферу. Доктор стремглав, насколь­ко ему позволяла комплекция, побежал к наместнику.

Как обычно, не здороваясь, он с порога заговорил:

— Артур! Ты, главное, не…

— Убирайся вон, — прошипел Торкс в ответ. — Я уже достаточно тебя слушал. И меня не волнует, что ты будешь мне говорить. Готовь лабораторию к про­верке.

— Это невозможно! Ратиэль как раз проводит вто­рой опыт! Мы ничего не успеем спрятать!

— А меня это не касается! — заорал наместник. — Пошёл вон!!!

И Торкс повернулся к иллюминатору.

Вильман понял, что разговаривать дальше бесполез­но: нервы у наместника напряжены до предела, и если попробовать с ним спорить, то он, того и гляди, набро­сится на Эйба с кулаками.