Приключения в галактике

Наместник, в отличие от него, не испытывал ника­кой радости. Только отвращение, и то лишь в первые мгновения. Затем Торкс почувствовал, как по его вис­ку стекает вниз струйка пота, а к горлу подступает плот­ный ком. Его карие глаза неотрывно следили за кубом…

Ратиэль тем временем нажал на кнопку, и из угла куба на его пол упала кучка коричневой пыли, из-за которой произошло уже столько смертей…

Несколько пылинок задели ногу узника. Он попы­тался стряхнуть их рукой, но ничего у него не получи­лось. Вокруг ладони и голени узника коричневая пыль вдруг заклубилась, словно её стало в три раза больше…

Торксу казалось, что человек в кубе не чувствует боли. Он даже не понимает, что к чему. И только когда пыль обволокла и растворила ему ноги, узник упал на пол. Только теперь ему стало ясно, какую участь при­готовили для него люди, забравшие его из тюрьмы…

Стеклянные стены куба не пропускали звук, и Торкс ничего не слышал. Да и видеть ему довелось немного: лицо узника, перекошенное от смертельного ужаса, исчезло в коричневом облаке. Через семь минут Рати­эль сообщил, что опыт закончен. Пыли в кубе стало намного больше, а стенки запотели, как и при опыте с мышью. Температура воздуха внутри повысилась на 21°С.

— Действует! — Вильман готов был ликовать и пры­гать до потолка от радости. Ратиэль нажал на другую кнопку, и куб заполнился водой. Коричневая пыль сна­чала превратилась в грязь, а затем и вовсе раствори­лась, окрасив воду в мутно-жёлтый цвет. Потом, когда воду спустили, в кубе не осталось ни малейшего следа «тёмного покрова».

Повернувшись к Торксу, Вильман всё так же счаст­ливо продолжал:

— Видишь! Она растворяется в воде, но продолжает действовать! Поистине совершенное оружие!

Наместник молчал. В этот момент он проклинал себя за то, что позволил Вильману втянуть себя в эту аван­тюру. Дело зашло слишком далеко. Останавливаться уже поздно, хотя внутренний голос без конца твердил Торксу: «Прекрати!» С большим трудом наместник су­мел его подавить, а затем, не говоря ни слова, плюнул себе под ноги и вышел.